Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Свадьба: откровения бывшей невесты

Свадьба: откровения бывшей невесты

Сколько себя помню, никогда не мечтала о подвенечном платье и фате. Даже будучи маленькой девочкой, не играла в невесту, как мои подружки, завязывая в узел кружевную накидку с подушек, и водружая ее на голову. Хотя, признаюсь, охотно бегала вместе со всеми поглазеть на свадьбы, но больше из корыстных соображений: молодых обычно осыпали монетами на счастье и, проявив определенную сноровку, можно было насобирать на мороженое и лимонад.

В девятнадцать, насмотревшись вдоволь на чужие свадьбы, я категорично решила, что моя не будет на них нисколечко похожа. Во-первых, никаких свадебных облачений: в нарядах жениха и невесты полное отсутствие официоза. Фата, правда, предполагалась, но в комплекте с шортами, весьма легкомысленной майкой и сандалиями. Жених, само собой разумеется, должен полностью соответствовать. Доставка брачующихся до Дворца бракосочетаний - только велосипедами. Там никаких трогательных речей и душераздирающих хоров – расписались, обменялись кольцами и поцелуями и под торжественные звуки Марша Мендельсона счастливые покинули Храм Гименея. А потом с друзьями на природу, к реке: пиво, шампанское, уха, шашлыки, ночной костер, песни под гитару и рассвет… Вот как я представляла свою свадьбу. Но этому не суждено было сбыться.

Когда я, наконец, познакомила родителей с моим избранником и поставила их в известность о предстоящем торжестве, мама, охнув, схватилась за сердце, а папа, смахнув скупую мужскую слезу, сказал, чтобы я не переживала – свадьба состоится по высшему разряду. Мое мнение по этому поводу уже мало кого интересовало. Родители  на следующий же день свели знакомство с будущими сватами и развили бурную деятельность по подготовке к свадьбе. У нас только поинтересовались, сколько друзей мы планируем пригласить.

Разумеется, ни о каких шортах и велосипедах и речи быть не могло: мама тут же хваталась за валерьянку, а папа обиженно басил, что они не сироту замуж отдают, и все должно быть, как у людей. В конце концов, я, как любящая дочь, отступилась от своей затеи, и позволила родителям полностью окунуться в суету предпраздничной подготовки.

В назначенный день и час я утопала в пене кружев и атласа, тугой корсет нещадно сдавливал мои внутренности, а новые туфли на изящной шпильке, как позже оказалось, были мало пригодны для самостоятельного передвижения. На моей голове красовалась прическа в стиле а-ля мадам Помпадур, она была намертво залакирована и могла скорее сломаться, нежели растрепаться. Когда на пороге, наконец, появился мой избранник, мы некоторое время смотрели оценивающе друг на друга, после чего разразились истерическим хохотом – настолько нелепо выглядели мы в этих костюмах. Но окружающие так не считали - они восторженно цокали языками и приговаривали: «Ах, какая красивая пара!».

В общем, после утомительной официальной церемонии и поездки свадебного кортежа по традиционным памятным городским местам, мы оказались во главе огромного стола, за которым разместились наши многочисленные и большей частью малознакомые родственники вперемешку с важными людьми.

Поначалу все было вполне сносно: тамада хорошо поставленным голосом  с придыханием произносила хвалебные тосты, гости охотно и дружно кричали «горько». Но постепенно атмосфера в зале накалялась, поднимаемая температурными и спиртными градусами. Я почувствовала, что грим на моем нарисованном личике начинает предательски расползаться, а «пирамида» на голове угрожающе накренилась набок. Окончательно задушенная корсетом я еле дышала, а туфли уже давно существовали отдельно от меня, разбросанные под столом. Раскрасневшиеся гости стали разговаривать громче, о женихе и невесте вспоминали все реже, и у меня, в конце концов, появилось настойчивое желание отсюда удрать. О чем я тут же сообщила милому. Мы, посовещавшись, решили, что нашего исчезновения уже никто не заметит, и начали потихоньку ретироваться к выходу, выдергивая из толпы своих друзей.

Но не тут-то было. Один из родственников, который, к сожалению, еще не утратил бдительности все-таки заподозрил неладное. После короткой воспитательной беседы, преимущественно со мной, нас водворили на место. Короче, свадьба, как говорится «пела и плясала», а я мечтала лишь о том, чтобы это все поскорее закончилось.

После, несколько дней подряд, все знакомые только и говорили, ах, какая была замечательная свадьба. Родители, измученные всей этой канителью, но счастливые принимали поздравления, они были горды, что «не ударили в грязь лицом». Я их не стала огорчать своими умозаключениями по этому поводу – я их очень люблю. А сама до сих пор думаю, кому и зачем все это было нужно?

Куда лучше на велосипедах, в шортах и сандалиях, в кругу близких друзей возле костра на берегу реки...