Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.
Интервьюер: По поводу отметок – это одно. Но начнем мы знаете с чего? Если взять этот первый механизм по поводу реализации и принципов информационной открытости – какие условия необходимы, чтобы этот механизм работал и был эффективен?
Респондент: На самом деле легкий, понятный сайт и выкладывание всех документов, которые являются документами ДСП, плюс статистических данных по собственной деятельности. Других критериев-то нет. Вот она – открытость и есть. А дальше – интересно гражданам? У нас масса всяких ведомств, которые реально неинтересны, скучноватые. Понятно, что граждане не читают, не лазят, но на Минтранс обычно без слез не взглянешь, на сайт минтрансовский. На ФТС куча информации, но они наоборот устроили братскую могилу, потому что там реально завал всего, они вывешивают все подряд. Но это тоже не информационная открытость, потому что когда не работает поиск и когда все это структурировано по их собственному пониманию, как должен быть структурирован сайт и плюс у сайта старая архитектура – в общем, фиг че найдешь.
Интервьюер: Здесь вопрос в том, чтоб был доступ к документам и при этом еще юзабилити сайта было на высоком уровне?
Респондент: Да, да. Статистика вся была бы адекватна. Потому что та же ФТС статистику свою дает, скажем так, она у них слабо проанализирована. Они делают банальные выводы: курс доллара вырос, импорт упал. Но в реальности у них есть же аналитические департаменты, которые занимаются массой проблем, чего-то там считают. Половина качественной работы, половина некачественная – не в этом дело. В данном случае они не показывают, че они там делают. То есть, у них в чем проблема? У них разнообразные решения, которые сильно влияют на финансовую сторону жизни разных предприятий: торговли, транспорта, еще кого-то. И когда эти решения всплывают – это чаще всего приказы ФТС по тем или иным проблемам – пытаешься понять, читаешь и думаешь: а вот чего людями двигало? Вывод-то чаще всего простой: в силу того, что ты не понимаешь логику либо ее нет – значит, это кто-то принес приказ или распоряжение ФТСа, положил на стол, заплатил, получил за подписью этот приказ. Все. Потому что кому-то выгодно, кому-то невыгодно. С точки зрения экономики – вообще ничего интересного. То есть, к экономике это неприменимо. Это применимо к жизнедеятельности конкретных предприятий или конкретных экспортеров, импортеров. Все. Поэтому все эти решения – они очевидно коррупционные. Потому что они не дают плюсов-минусов экономике, они никак не влияют на экономику, они влияют на жизнь предприятия. Все. Поэтому в силу непрозрачности аналитики… Откуда взялся тот или иной приказ? Что они думали, когда его принимали? К сожалению, мы не знаем.
Интервьюер: То есть, мы еще говорим и о качестве документов? Даже не документов, подделанных документов.
Респондент: Экспертиза, подготовочная экспертиза – она отсутствует, по сути. По сути, то, что со стороны приносят – 50% документов инспирируются коммерческими интересами входящими. Ты смотришь на исходящих оттуда людей, и если сравнивать хоть с ФАСом, хоть с Минтрансом, хоть с чем, если на часы и на одежду смотреть - и все поймете про эту тусовку. Просто потрясающе.

Интервьюер: Не перестаем удивляться.
Респондент: Я перестал уже удивляться. Я-то знаю, что это ад и это люди, которых я у себя на сайт реально нанимаю открыто. К сожалению, вынужден. Хоть как-то меня успокаивает. Честно говорю: да, у меня такое ощущение, потому что я пацифист. У меня ощущение, что брать пулемет, ставить его у той церкви, которая напротив ФТСа стоит – очень красивая церковь 18 века, такая резная, ставить пулемет и всех надо расстреливать, ничего страшного не будет для страны, вот искренне говорю.
Интервьюер: Ясно.
Респондент: Это мое стойкое адекватное убеждение, давно причем уже. Потому что я работал в реальном секторе, я работал и в Питере контейнерах, терминалах, я знаю, что это такое. И лучше не становится.
Интервьюер: Ясно. Хорошо. Если сказать о таком механизме, как обеспечение второй работы с открытыми данными – здесь что необходимо, чтоб этот механизм работал, какие здесь условия для его реализации?
Респондент: Они либо есть, либо их нет. Опять же, это получается по сути пост-аналитика. Условно говоря: вы организовали приказ – объясните. Хорошо, не сделали предварительно – объясните нам потом, что случилось? Минтранс, ФТС, ФАС выпустили в распоряжение, условно говоря. По тому же ФАСу масса вопросов. Выходит распоряжение: в прошлом году боролись они с международными линиями-гигантами, судоходными компаниями. Здорово, я рад за вас, ребята. И я у них спрашиваю: вы какого рожна на них полезли?
Интервьюер: А чего они хотели-то этим добиться?
Респондент: Они хотели равенства тарифов. Наоборот, они хотели неравенства тарифов, хотели конкуренции на рынке. У нас на рынке есть 20 мировых гигантов, они все здесь присутствуют не в виде компаний, а в виде агентов. Агента ты наказать никак не можешь, это просто посредник. Тем не менее, они за мной бегали, кричали, собирали документы, завалили всю комнату всякими разными справками. Выяснилось, что, оказывается, публикуются новые тарифы… не новые тарифы, а повышение тарифов публикуются практически всему одновременно. Выяснили? Выяснили. На этом основании хотели наказать всех. Пытались дотянуться. Конечно, не до Марселя, не до Копенгагена, и, прости господи, Шанхая, где у них порт. Все посмеялись. Вот реально, посмеялись. То есть, вы приняли решение возбудить некое дело: вы о нем раструбили, вы всем показали, вы вызвали экспертов, включая меня, они стали вас спрашивать. А чем оно закончилось?
Интервьюер: Заведомо результат был известен?
Респондент: Это мне он был известен. Они просто не потрудились понять ситуацию. Им в лицо смеялись в Питере. Они выехали в Питер целым десантом, изымали документы, все прочее. Им реально смеялись в лицо. Что это такое?
Интервьюер: По нормам права к агенту ничего ты не предъявишь?
Респондент: Конечно.
Интервьюер: Заведомо понятно.
Респондент: Конечно, да. Вопрос всегда: вот вы именно что-то сделали? Да. Вы об этом сообщили, вы молодцы. Вы приняли решение, приказ, опубликовали статистику. А дальше что вы делаете? По сути, конечно, большинство отчитывается лишь бы отчитываться. Дальнейших движений у нас никаких по сути не происходит. Как-то так.
Интервьюер: Ясно. Третий механизм – это обеспечение понятности нормативно-правовой, правового регулирования.
Респондент: По сути, это то, о чем я и во втором пункте говорил. И первый, и второй пункт отсюда проистекающее. Кем инспирирован документ, какой насущной необходимостью он подтвержден, какой статистикой он подтвержден.
Интервьюер: Аналитика какая-то есть или нет.
Респондент: Условно говоря: прибацнутая Минзулина когда публикует, не важно – статистика у нее верная, не верная, но она приводит массу всякой статистики: столько-то гомосексуалистов напали на гетеросексуалов и все умерли. Условно говоря. Она что-то придумывает хотя бы в оправдание своих слов. Пропаганда это или точная статистика – это уже другое дело. Но она по крайней мере как-то пытается это обосновать. Больной мозг, но тем не менее. А они же не пытаются это сделать. Они приносят документы наверх, Минтранс тот же и та же ФТС. Условно говоря. Мне рассказывали историю, о том, как Бельянинов пришел к Путину через 2 недели после назначения. Он пришел и сказал: Владимир Владимирович, там так воруют! А Владимир Владимирович ему говорит: Разбирайся. Он разобрался, все под контролем, все нормально.
Интервьюер: Продолжают?
Респондент: Воруют так же, но под контролем.
Интервьюер: Под контролем.
Респондент: Мы не понимаем, что еще проистекает. Как мы все смеемся, одним словом, над американскими санкциями. По этой причине большие были статьи недавно про американистов во власти, про американистов у нас, про солитологов у них.
Интервьюер: Да, да.
Респондент: Кто готовит экспертизу? Почему вы так придумали? Минтранс тот же – почему вы принимаете решения, разрешаете людям на российской территории что-либо строить из транспортной инфраструктуры? Кто вам сказал? Покажите нам маркетинговое обоснование, что здесь есть грузопотоки и так далее, и так далее. Почему вы считаете, что справка, условно говоря, от крупного энергетического гиганта типа ???9.32 о том, что он повезет сюда уголь является обоснованием для того, чтобы потратить миллиарды государственных денег?
Интервьюер: Или в Казань высокоскоростную магистраль.
Респондент: Или в Казань высокоскоростную магистраль. Потому что когда вы приводите обоснования отчет-прайс Вотерхаус – видал я ваш прайс Вотерхаус. Это не отчет, это не обоснование. Повышение мобильности движения между Казанью и Москвой? Я знаю, его нет, никакой мобильности. Это все равно, что повышать мобильность между Питером и Москвой. Кто ездит – тот ездит. Я если мотаюсь раз в неделю в Питер, то я так и буду мотаться. Мне от ВСМа ничего не надо. Мне на надо, чтоб тратили всякие безумные деньги. Почему англосаксы никто не строит высокоскоростные магистрали? Потому что у них калькуляторы есть. Они ими считают. Ни Штаты, ни Англия не строят. Англия сейчас думает строить, но не знаю.
Интервьюер: Тут вопрос такой. Во Франции есть, в Италии есть, в Испании есть.
Респондент: Франция создала индустрию, Франция придумала…
Интервьюер: Я поняла. Тут даже не вопрос: строить, не строить. Тут вопрос в калькуляции и вопрос в алгоритмах каких-то.
Респондент: Конечно. Тот, кто начал это – может до сих пор себе поставить памятник. Создал целую индустрию отпуска выходного дня. Когда человек вечерком в пятницу сел, в Монако, в Ниццу смотался, вернулся. И денег потратил, и ВВП поднял, и все прочее. Это логично.
Интервьюер: Территории другие. В общем, да. Хорошо. Дальше у нас здесь есть четвертый механизм – это принятие планов деятельности.
Респон...