Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Рассказ "В окопе"

                           В окопе.Рассказ. Автор: студент группы 13.3.700 Казаков Дмитрий Александрович

   10 ноября. Наша третья рота в составе 244 стрелковой дивизии позиционно обороняется от наступающих войск вермахта под Москвой. Почти сутки было затишье.
  Мое имя Андрей. Я, также как и сотни тысяч других мужчин своей родины отправился на фронт защищать свою землю, своих родных, свою историю, дорогое, важное, все такое разное, но при этом великое русское сознание, менталитет и братскую общность. По левую и правую руку от меня товарищи, с которыми мы уже больше двух месяцев видим ужасы нашей войны. Под моими ногами углубление сырой земли, в котором я стою по пояс. Черное небо, как крышка гроба давит на всех стоящих рядом со мной. Многие отвлекаются от подобных мыслей приятными и дорогими,  каждому различными образами: кто-то думает о близких, кто-то об утренних блинчиках матери, кто-то молится, а кому-то и вовсе приятнее всего просто уходить в себя и ничего не представлять.
  Подступают немцы. Демоны в человеческом обличии. Приходя на нашу землю, творя невероятные зверства, насилуя женщин, убивая детей, сжигая дома и уничтожая памятники, они перестают быть людьми. Это исчадия ада, которых ведет Сатана-фюрер. Их цель пролить кровь, создать торжество хаоса и ненависти. Мы дадим им отпор. Не может быть так, чтобы зло победило.
  Я стою и слышу вдалеке шум приближающихся машин. Орудий смерти. Танков. Можно уважать фрицев за инженерную мысль, футуристичность изогнутых и скрепленных между собой кусков металла, из-под покрова которых выступают несущие смерть и страдания пулеметы и пушка. Одно дело, когда ты видишь экземпляр танка, а совсем другое, когда противостоишь ему на поле брани. Это грузная, вдавливающая и ломающая кости убитых товарищей крепость, единый принцип которой-уничтожение. Десятками, сотнями отбирать у семей отцов, мужей, сыновей. Подобно косе, срезающей в конце лета созревшие ростки пшена, танк собирает кровавую жатву смерти, очищая бессмертную человеческую душу от мрачного и злобного земного существования.
  Как бы я хотел в эту минуту быть дома. Наслаждаться спокойной ночью, а поутру выходить из дома и отдавать свое тело под ласку лучей солнца. Чувствовать, как ветер колышет волосы, пьянеть от утренней свежести. Слышать радость и счастливый крик детей, ощущать любовь своей семьи. Не хотел бы видеть на их лицах слезы, которые отпечатались как клякса в моей памяти.
  Раздался первый выстрел. Послышался первый крик,  через мгновение десяток , а потом они смешались в шум. Я стрелял по нацистам и их тела падали на землю. Молодые парни, зрелые мужчины, некоторые с сединой, падали как обычные люди, из их ран сочилась обычная кровь, которая впитывалась в землю, а не шипела на ней. В руках у них были слегка отличные от наших винтовки, одеты они в слегка отличную  форму, слегка отличные черты лица и телосложение. Это не демоны, а такие же люди, не хуже и не лучше. Проявляют трусость и храбрость, жестокость и милосердие, способны на любовь и сострадание. Однако сейчас мы убиваем друг друга, вгрызаемся, защищаемся и нападаем, живем и умираем. Мы это делаем по-разному, но так одинаково.
  Меня ранило в плечо. Я закрыл рану рукой, и по руке стала стекать ручьем моя собственная кровь. Она окрашивает в бардовый цвет руку, мою форму и мое тело под ней. Винтовка стала тяжелее в тысячу раз. Если побегу назад-меня ожидает смерть, побегу вперед-тоже. Смерть во мне и вокруг. Мы все составные части смерти.  Меня покидают силы. Я больше не могу стоять и падаю в углубление окопа. Черное небо превратилось в красное. Кровь наполнила рот, но продолжают слышаться крики “За Сталина” и что-то отдаленно напоминающее немецкие крики. Но важен лишь свист пуль, многотысячный оркестр которых звучит повсюду и своим пением уносит в бесконечность.