Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Статья о Стиде Боннете

Итак, после небольшого вынужденного затишья, самые известные пираты возвращаются!

И сегодня вам будет представлен одновременно знаменитый и малоизвестный капитан, получивший прозвища «джентльмен пиратов» и «горе-капитан», один из самых неоднозначных и парадоксальных персонажей истории Карибского архипелага...

СТИД БОННЕТ — ПИРАТ, НЕ ЗНАВШИЙ НАЗВАНИЯ МАЧТ.

В нашей подборке уважаемый майор (да-да, у него было официальное военно звание) Боннет будет первым, у кого биография полная и исчерпывающая с самого начала. И это уже своеобразный парадокс, ведь обычно известность пираты получали только со старта карьеры.

29-го июля 1688-го года в славном городе Бриджтауне на острове Барбадос в дворянской семье Сары и Эдварда Боннет родился мальчик, которого назвали Стидом. Он рос типичным отпрыском богатого рода, его детство практически ничем не отличалось от подобных в его социальном классе. Стид получил прекрасное образование и отличные манеры.

К 25-ти годам молодой, образованный и привлекательный юноша получил должность майора в колониальной милиции Барбадоса. Должность его была больше номинальной, чем реально военной, ведь колониальное ополчение занималось в основном отловом беглых рабов да редкими стычками с трусливыми контрабандистами. Но, видимо, юный Стид жаждал приключений.

Но жизнь его пошла другим путём. В 28 лет майор Боннет имел всё, о чём может мечтать его современник: собственный дом в Бриджтауне, плантацию, солидное состояние, молодую жену по имени Мэри Элламби и перспективное будущее на политическом или торговом поприще.

Внезапно, к тридцати годам, летом 1717-го года, майор колониальной милиции, богатый плантатор, муж и отец троих детей, купил десятиорудийный шлюп, снарядил команду в 70 человек, назвал его «Месть» и вышел на нём в море, официально - «для торгового рейса». Но вскоре «торговцы» захватили подряд четыре торговых судна, и их намерения стали более чем ясны.

Странности уважаемого капитана начали проявляться с самого начала. Началось всё с того, что он НАНЯЛ свою команду, что по пиратским меркам — неслыханное дело, ведь пираты шли на корабль добровольно за часть добычи. Он продолжил нанимать матросов в течении всей своей карьеры, усугубив это тем, что вместо доли он регулярно выплачивал своим матросам ОФИЦИАЛЬНОЕ ЖАЛОВАНИЕ. В дальнейшем, по воспоминаниям очевидцев, выяснилось, что капитан Боннет абсолютный профан в морском деле, путает названия мачт и не знает, как устроен его корабль, фактически кораблём управляли штурман Дэвид Харриот и боцман Игнатиус Пелл — единственные, у кого на корабле был реальный и солидный опыт в морском деле. И как последний удар в голову госпоже Логике, эксцентричный капитан перенёс на корабль обширную домашнюю библиотеку и все имеющиеся зеркала!

После сего эксцентричного старта, джентльмен пиратов отправился к берегам Северной Америке, подальше от родного Барбадоса, где продолжал захватывать и грабить мелкие торговые суда, в основном испанские. Тактика капитана Боннета не отличалась от обычной пиратской - «Месть» захватывала абордажём или испугом корабль противника, пираты забирали весь товар, команду высаживали, а корабль сжигали. Но, скорее всего, в данной ситуации лавры тоже достаются штурману и боцману, вряд ли майор Боннет сам дошёл до такого, учитывая прочие его поступки. Ведь он, ни секунды не смущаясь, заходил в порты и закупал необходимые припасы, что пираты старались делать в самых редких случаях, а недостающую оснастку, которую морские разбойники привыкли снимать с призового судна, покупал за серебро!

Ближе к осени «Месть» направилась на юг, но столкнулась с испанским военным кораблём, и после затяжного боя Боннет был вынужден спасаться бегством.

Перезимовав близ Каролины, майор Боннет отправился к Нассау, не зная, что Вудс Роджерс весьма изменил положение дел в пиратской вольнице при помощи амнистии.

К счастью или к несчастью, весной 1718-го года Боннет встретил у берегов Нассау капитана Эдварда Тича по прозвищу «Чёрная Борода», героя нашего первого поста. Добровольно ли, принудительно ли — неизвестно, но Стид Боннет передал своё корабль под командование одного из помощников Тича, номинально оставаясь капитаном.

Естественно, тут он тоже не мог отчебучить: по уверениям очевидцев, «майор Боннет разгуливал по палубе «Мести» в халате, с бокалом вина и читал книги из своей обширной библиотеки».

После серии успешных грабежей Тич решил, что команду нужно «проредить», и, встав на постой у острова Топсел, отправил Боннета в Баттаун, Северная Каролина, якобы за королевским помилование Вудса Роджерса (яростным противником которого, как мы знаем, являлся в действительности). Выбор парламентёра был идеальным — джентльмен с прекрасным образованием и практически идеальной репутацией легко добился помилования для себя и своего компаньона. Но вернувшись на Топсел, Боннет обнаружил неприятный сюрприз — Чёрная Борода оставил ему «Месть» практически без оснастки и 17-ть матросов, отказавшихся подчиниться, а сам отправился к острову Окракок.

Взбешённый предательством Боннет отправился в погоню, предварительно приведя в относительный порядок свой шлюп, что стоило ему немалых усилий. Прогонявшись за Бородой почти два месяца, горе-капитан был вынужден уступить команде, требовавшей «приза». Боннет сменил имя на Томас, и продолжил своё пиратское дело. Сначала они встретили метное каботажное судно, с которым скорее вели торговлю, нежели грабили. Затем на пути «Мести» попался шлюп с грузом рома, и тут Боннет не смог сдерживать команду. Корабль был ограблен, а груз выпит. Протрезвев, пираты продолжили грабежи: два судна из Вирджинии с табаком, шлюп с грузом свинины и одно пустое судно. В июле Боннет захватил еще пять судов в районе устья реки Делавэр, и два из них оставил себе.

"Месть», к тому времени переименованная в «Роял Джеймс», требовала срочного ремонта, и пираты (будем говорить обо всех, вряд ли голос Боннета там был решающим) отправились в устье реки Кейп-Фир, в нескольких милях от Чарльзтауна. Там Боннет с командой пробыли до конца ремонта, случившегося в сентябре того же года. Казалось бы, всё было хорошо, но не зря Боннета называли «неудачником» - как раз в это время в устье реки зашёл за запасами пресной воды охотник на пиратов полковник Уияльм Ретт на двух шлюпах. Ретт охотился на гораздо более опасного пирата, Чарльза Вейна, но от добычи уровня Стида Боннета тоже не был намерен отказываться.

У очищенного от ракушек и свежеотремонтированного «Роял Джеймса» были все шансы уйти от потрёпанных кораблей Ретта, но Боннет умудрился посадить свою шлюп на мель, и принял бой, который, естественно, проиграл.

3-го октября 1718-го года майор Стид «Томас» Боннет был доставлен в Чарльзтаун и взят под стражу со всей командой.

Но «взят под стражу» - слишком сильные слова. Боннет имел все шансы добиться оправдания в суде. Он хорошо знал законы, был джентльменом и обладал необходимыми деньгами и связями. Год, проведенный в море, не испортил его репутации на Барбадосе. В английских владениях были люди, готовые за него поручиться. Больше того, майор не успел совершить никаких особенных злодеяний - пленных он не убивал, кораблей захватил совсем немного, кровавых преступлений не совершал. Губернатор Чарльзтауна Чарльз Иден отнесся к пленнику с исключительным уважением. Боннета содержали не в тюрьме, а в доме коменданта Чарльзтауна. Его даже не стали охранять, просто взяли слово, что он не сбежит.

Но вы же понимаете, что Боннет не был бы Боннетом, если бы что-то не учудил, правда?

В ночь на 24 октября 1718-го года, — тот самый день, когда должен был начаться суд — Боннет бежал из города в компании своего штурмана Дэвида Хэрриота, украв каноэ. На утро полковник Ретт отправил за ними погоню.

Пятого ноября один из патрулей нашел беглецов спящими в украденном ими каноэ. В результате перестрелки Хэрриот погиб, а Боннет был взят под стражу и доставлен обратно в Чарльзтаун, где в этот раз был брошен за решётку к своим сообщникам.

10-го декабря 1718-го года майор Стид Боннет был повешен на мысе Уайт-Поинт вместе с членами своей команды.

Конечно, поступки горе-пирата нелогичны и парадоксальны, и многое в его истории остаётся загадкой, но меня больше всего волнует вопрос — почему он бросился в гущу пиратской жизни, оставив всё, что у него было за бортом? Причём настолько велика была его мотивация, что он держался за свою пиратскую жизнь до последнего вздоха. То есть дело здесь не в играх скучающего дворянина.

Говорят, что всему виной была чертовски сварливая жена, доведшая бедного майора до лёгкого помешательства)