Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Неоновый Гонконг

Первое, что вы видите, попав в Гонконг — это неон.

Неон повсюду.

Он окрашивает город в причудливую комбинацию из ядовитых цветов — красный, синий, жёлтый, зелёный. Все они пытаются разогнать темноту и черноту улиц, подсветить каждого прохожего и каждый тёмный уголок. Но добиваются совершенно противоположного, из-за обилия света тёмных уголков становится больше, тьма в них гуще... И порой шевелится такое, что лучше и не вспоминать.

Кажется, что город состоит из неона, что неон — это кровь, текущая по жилам мегаполиса, разносящая всевозможные питательные вещества по разным частям гигантского организма.

Отчасти так оно и есть. Гонконг питается корпорациями, а корпорации питаются деньгами, перевести которые из карманов потребителей на обширные счета помогает многочисленная неоновая реклама. Зона Свободной Торговли живёт деньгами, а значит — неоном.

Этот тёмный проулок был нашим спасением от неона.

Я поправляю кобуру. Старая кобура тяжелее новомодных пластиковых, и, наверное, менее прочна. Она оттягивает пояс. Но меня это никогда не волновало.
Наоборот, ощущение приятной тяжести моего надёжного 17-го успокаивает и настраивает на нужный лад.

Рысь ворчит. Я бросаю на неё косой взгляд. Молодая и симпатичная (для орчихи) шаманка что-то бормотчет себе под нос, закрыв глаза. На миг я ощущаю, насколько астрал наэлектризован вокруг неё. Она ответственная, всегда готовится лучше всех.

Кряжистый дворф-риггер Каспар не спеша ковыляет ко мне, скрипя протезом, и молча протягивает красивый серебряный портсигар, украшенный резьбой и филигранью. Он тоже питает слабость к старым и красивым вещам.

Я также молча беру у него сигарету и кивком благодарю. Он не отходит, а достаёт другую и опирается спиной на стену поблизости. Я извлекаю из кармана зажигалку и подкуриваю. Чтобы сделать это, мне приходится закинуть на спину длинномордую снайперскую винтовку, чей ремень оттягивает моё плечо. Моя любимая «Рысь» канула в Лету, но есть и положительная часть — вряд ли другая Рысь, шаманка, отнеслась бы к подобному тёзке с юмором.

Ну ничего, мой новый друг, «Зоркий Джон», меня тоже устраивает.

Неожиданно передо мной из пустоты материализуется лицо худощавого, абсолютно лысого эльфа. Правый глаз его отсутствует, вместе с немалым куском кожи, на его месте закреплена небольшая печать из непонятного материала, на которую нанесены оккультные символы.

Джарвис не любит в последнее время тратить силы на полноценные проекции.
  • Он здесь.


Голос эльфа дребезжит и скрипит. Взрыв повредил ему связки, навсегда украв холодный и вкрадчивый голос мага.

Я просто киваю. Затем хлопаю в ладони, привлекая внимание.

Рысь моментально выходит из транса и открывает свои глаза. Немигающий гипнотический взгляд упирается прямо в меня. Мне пришлось долго привыкать к вертикальным зрачкам и жёлтой радужке, но я справился.

Каспар даже не поворачивается в мою сторону, но его поза становится менее непринуждённой. Билли, его маленький, но опасный боевой дрон, подкатывается к ноге хозяина и трётся о неё, как пёс.

Ванесса, девушка-декер, настолько маленькая, что может сойти за тощую гному, сидит чуть в стороне от всей компании на мусорном баке. Она не поднимает головы, просто информирует нас:
  • Всё чисто в радиусе трёх кварталов. Ни патрулей, ни банд, даже мелких барыг не наблюдается.


Я киваю и слегка прочищаю горло. Оглядываю собравшуюся в переулке компанию и говорю:
  • Вы знаете, что делать. Точно так же, как и я. Я прошёл за этим ублюдком через полмира, и больше половины вы прошли со мной. Сегодня не должна повториться та ситуация в Берлине...


При этих словах Ванесса морщится.
  • …мы сделаем всё, чтобы не упустить его. Дело давно уже перешло пределы моих личных мотивов вроде мести — Крот и его группировка, кем бы они ни были, несут угрозу гораздо большего масштаба. И помните, если в дело вмешаются триады — бойцы Дедушки По помечены знаком лилии. Остальных можно убивать без ограничений. Остальной план... Вы знаете.


Я выкидываю сигарету, и она шипит в лужице, вытекшей из картонной коробочки, брошенной тут кем-то.
  • Ну что, Бегущие... - С этими словами я поворачиваюсь к выходу из переулка.

Там, где он заканчивается, начинается порт Зоны Свободной Торговли. Набитый до отказа таинственными наёмниками. Где-то в глубине порта лодка, а в ней — прекрасный, как мечта, эльф. Немного испорченный полным отсутствием глаз. Ублюдок, убивший моих друзей и разрушивший мою жизнь.

Улыбнувшись, я заканчиваю фразу:
  • ...побежали?