Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Джек и речная ведьма

У маленького Джека не было дома, но сей факт не давал ему повода клясть судьбу или опускать руки. Отнюдь! Джек в полной мере наслаждался своим положением. Он мог играть с утра до вечера, ночевать, где придётся, есть, что пожелается (если, конечно, успеть стащить вкусную булочку с прилавка), не заправлять постель и никогда — никогда! — не ходить в школу.

Кто такой Джек? Это мальчик. И это же кличка его любимого пса — верного друга, всегда готового в беде подставить лохматое плечо, а в достатке — слюнявую пасть. Неразлучная парочка днями напролёт носилась по окрестностям, выискивая приключения и придумывая новые забавы.

В их края тайком прокрадывалась весна, не выдавая себя ни запахами, ни красками, но уже ощущаясь предчувствием распускающейся где-то под сугробами душистой свежести. Снег ещё лежал ровным слоем, однако движение было неумолимо. Забурлила, вздыбилась сияющими на солнце осколками река. Талая вода заспешила к подножью гор. Начинался ледоход.

Под громкие крики и звонкий лай мальчик с собакой стремглав мчались по берегу, провожая льдины в последний путь. Длинной палкой Джек разбивал и сталкивал их к центру реки, надеясь ускорить освобождение заключённого властью зимы водоёма, а тот в свою очередь радостно отзывался шумными всплесками. Он так и манил беспризорного паренька к себе, что последний не выдержал и вскочил на отколовшийся кусок льда. Верный друг, с сомнением гавкнув, решил не отставать и запрыгнул следом.

Вдвоём они неслись вниз по течению, перескакивая с одной льдины на другую и помогая им дрейфовать дальше, когда те встречали на своём пути заторы. Подгоняемый буйным ветром и азартом уходящей из-под пяток опоры, Джек летел, словно пущенный из рогатки камень. Он напрочь забыл обо всём и уже не разбирал пути, ощущая каждой клеточкой пьянящее чувство стремления, а всё бежал, бежал, бежал.

Лишь когда его нога, поскользнувшись на хрупкой кромке, погрузилась в воду, а следом за ней устремилось всё тело, мальчик вспомнил наказ взрослых: «Никогда не входи в реку Тис. Там живёт злая ведьма, что топит детей. Два года тому девчушечку забрала… Не нашли бедняжку. Свечи за неё поставили».

Холодная жидкость, затекавшая в нос, уши и рот, пропитавшая одежду и сковывающая конечности, сразу же отрезвила Джека, но было уже поздно. Как он ни старался закричать, получалось только ещё сильнее наглотаться воды. Как ни пытался грести руками и ногами, безжалостный поток не отпускал его.

Пёс, недолго думая, нырнул за мальчишкой, ухватил того за шиворот и потащил к поверхности. Течение быстрой реки подхватило их и понесло вперёд, то погружая в пучину, то выкидывая беспомощные как щепки тела на гребни волн. В какой-то миг льдины над их головами сошлись, образовав прочную корку и отрезав от живительного глотка воздуха. Тщетно лохматый друг царапал лёд когтями, силясь пробиться через неприступный заслон наружу. Тщетно взывал о помощи…

Внезапно на той стороне Джек углядел тень от ног. Две крохотные ступни осторожно двигались по направлению к ним, а достигнув запертых под водой бедолаг, остановились. У пленников реки уже не оставалось сил, чтобы сообщить о себе, но в эту секунду словно по мановению волшебной палочки начало происходить настоящее чудо: огромные льдины, будто ворочаемые рукой гиганта, сдвигались в сторону, открывая путь наверх. Пёс немедленно воспрял духом и повлёк бездыханного паренька за собой. Прямо перед ними посреди ледника формировалась безопасная тропа к берегу.

Едва затылок Джека коснулся промозглой тверди, к нему подскочила хрупкая бледная девочка с чёрными как смоль косами. Склонившись над ним, крошка принялась что-то быстро нашёптывать, осторожно прикасаясь к недвижимой руке. Под её ладонями возникли всполохи завораживающего сияния, которое стало быстро разрастаться, окутывая мальчика целиком, перебираясь на землю, и вот уже часть берега зазеленела, покрылась густым изумрудным ковром, а вокруг распускались цветы!

Мальчишка, не размыкая век, прислушался. Ему больше не было холодно. Дышалось легко и свободно. Настойчивое сопение на ухо подтвердило, что он ещё не умер, и добрый старина Джек рядом. Но сквозь все прочие звуки до его слуха доносился ещё один: это были тихие вздохи, совсем близко. Некто стоял над ним.

Резко поднявшись, мальчик уткнулся взглядом в безбрежной синевы глаза — они напоминали воду с серебряными искорками на поверхности и непостижимой глубиной, утягивающей в себя подобно пучине.

— Кто ты? — очарованно спросил юный Джек, но в следующий миг он увидел руки, охваченные потусторонним огнём, и со страхом попятился. — Ведьма!

— Эмили, — грустно поправила его малышка. — Ведьма обретается ниже по течению, а я лишь её ученица. Она спасла меня, когда я упала в эту реку. С тех пор я живу с ней.

— Ты та самая девочка, что пропала в позапрошлом году?! Но почему ты не вернулась? Тебя весь город искал!

— Наставница сказала, что теперь, когда речка приняла меня, я не могу её покинуть. Иначе случится что-то страшное.

— Меньше верь байкам взрослых. Мне они тоже говорили: «Упадёшь в реку, тебя заберёт злая ведьма, у неё зелёная кожа, острые клыки и нос крючком», а на деле ты оказалась маленькой милой девочкой…

Джек смущённо покраснел и затих. Зато на печальном лице Эмили отразилась лёгкая улыбка:

— И вовсе не маленькая! Я тебя, между прочим, на три года старше.

— Но ты выглядишь… — начал было мальчишка, но почему-то затих. — Ай, не важно. Пошли лучше домой, к людям? Будешь дружить со мной и Джеком. Я познакомлю тебя с одной старушкой, которая печёт отменные пирожки!

— А с чем они? — всё ещё сомневаясь, спросила девочка.

— О, самые разные! С малиной, с ежевикой, с черникой и со смородиной…

— Я люблю смородину, — тихонько откликнулась Эмили.

— Тогда пойдём?

Крошка робко кивнула, а Джек с воодушевлением взял её за руку, и втроём они направились домой.

Птицы весёлым щебетом провожали их. Снег под ногами девочки таял, обнажая молоденькие ростки, которые благодарно кланялись юной чаровнице. Река пристыженно что-то бормотала детям вслед. Вот уже из-за холмов показалась высокие крепостные стены, как вдруг тощая холодная ладошка в смуглых пальцах Джека начала ускользать.

— Прости, я не смогу, — долетел до него едва слышимый голосок, сравнимый с шёпотом ветра. — Речка не пускает меня. Но спасибо, что хотел стать моим другом. Если когда-нибудь ещё вернёшься к берегам Тис, ты увидишь меня в прозрачном течении, или на лунной дорожке, или, может, в искорках чешуи проплывающей рыбы… Я буду там.

Стоило мальчику обернуться, как Эмили растаяла подобно туманной дымке по утру, словно её не было вовсе. Всё также весело распевали пичуги на ветвях и радостно шумела река в предвкушении апреля. Лишь зелёный след босых ног да цветущая полянка на берегу нашёптывали, что это был не сон.

— Я принесу тебе пирожки со смородиной, слышишь?! — набрав полную грудь воздуха, закричал Джек. — Ты только… дождись, Эмили, — с тихим всхлипом добавил он.

Мокрый нос участливо ткнулся в его ладонь.

— Поспешим, друг, — вздохнул мальчик, вытирая рукавом лицо.

И с резвым топотом две ноги и четыре лапы побежали в город. А шелест просыпающейся по весне листвы неуловимо ответствовал:

— Дождусь, Джек.