Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Транскрибация по видео

- Нет, у нас в обратную сторону. 5 - это совсем актуально, а 1 – нет.
- Значит, единица.
- Единица, единица.
- Хорошо, Андрей.
- Я думаю на троечку. Оно актуально, но есть поважней заботы.
- Да, Алиса.
- Два.
- Тоже два.
- Двоечка.
- Два.
- Три.
- Два.
- Два.
- Гена.
- Наверно, тоже не готов к ответу, потому что я так понимаю…
- А что, так можно было?
- Этот ответ будет использоваться в социальных сетях для исследования.
- Не, не будет.
- Ну, в любом случае, я не считаю, что это корректный ответ.
- Хорошо.
- Вопрос точнее, но я  не стану отвечать.
- Андрей.
- Я думаю, что тоже 2-3.
- 2-3, угу. Это я просто так, составить общее представление, потому что… Объясню почему, именно для Гены конкретно, а то он что-то засмущался. Мы с другими (нрзбр) работаем, и все говорят, например, «да нет, неактуально, неактуально, неактуально». Я говорю, «ну давайте-ка оценим». Начинают оценивать, говорят «три, три, два».  Я говорю, «да как же неактуально, значит, актуально, я и решил оценить». Потому что сказали «актуально», думаю, надо проверить соответствует ли это действительности. Ну, вроде бы соответствует, так, на первый взгляд. Ну, Гена засмущался. Ну, он считает, что очень актуально, скорее всего. Да? Ну так?
- У меня есть мнение по этому поводу.
- Есть мнение.
- Только более развернуто.
- Ну да, разные мнения.  Ну а, раз проблема очень актуальна, может быть вы знаете что-нибудь о существовании деятельности каких-то группировок экстремистских в городе?
- Ну я слышал только про вот эту, которая с Парнасом в прошлом году что-то мутили, которые вот на пятое собирались… Мужик какой-то с бородой, не помню, кто он там, бородатый.
- Лебирдеев? Лебирдеева знаю.
- Ну да, а что? Это серьезно.
- Что они там?
- Ну, они подбивали Парнас под то, чтобы там народ подтянуть и под революцию за женщин, и сами они в общем-то радикально настроены. Я так понимаю, русские националисты.
- Нет, в первый раз слышу. Может быть продвинутые люди слышали?
- Ребят, я вас не слышал. Я просто (нрзбр) к этим лицам.
- Да он же уже не в Питере. И что ты? Это устаревшая информация.
- Ну, в общем…
- Там фаната потом, а как же футбольные?
- Ну, фанаты, да, они, так скажем, безобидные экстремисты. Они пошумели, разошлись.
- Это дискретная оргаизация.
- Ну, это же группа поддержки в любом деле, как их можно не оценивать.
- Ну, в общем, информации нет. Ну, а как вы думаете, какие основные каналы в распространении экстремистских идей, интернет?
- Телеграмм.
- Ну, интернет.
- А вот извините, мне тоже интересно, почему Телеграмм, я вот ни разу не видел ни одного…
- Идеи.
- Ну, потому что зашифрованные. На это и упираются, что там террористы общаются, потому что…
- Ну, что касается Телеграмма…
- Не, мы говорим сейчас… Еще раз вопрос задай.
- Распространение экстремистских идей.
- Как можно в Телеграмм. Вот мне ни одной…
- Создаются сообщества определенные.
-  В это сообщество надо же войти.
- Конечно. Вы ВКонтакте смотрите, кто на кого подписан.
- Нет.
- Нет, но это люди, которые вербовкой занимаются. Ну, и так далее.
- А Телеграмм?
- А Телеграмм так, что они обмениваются там контактами, а в Телеграмме…
- А, то есть заводят отношения где-то, а в Телеграмме уже начинают…
- Потому что без шифра.
- А то мне когда говорят, я говорю, «вот мне никто не звонит, что-то не говорит».
- Нет, ну скажем так…
- Не предлагает денег…
- Нет, ну так обычно не делают.
- Андрей. Сложно вместе говорить. Ирина, я думаю, что Телеграмм скорее не является каналом распространения, а является средством общения уже готовых экстремистов за счет зашифрованности каналов связи.
- Ну да.
- Потому что как ты будешь распространять? Там они уже выходят и общаются. И закрыть его хотят лишь по той простой причине, что и нет возможности контролировать определенные какие-то контакты. Ну, каких-то… Переписку каких-то конкретных лиц. Вот основная проблема. А распространение это, скорее всего, открытые сети. Не обязательно это сети, какие-то форумы.
- Даже сарафанное радио самая правильная сеть.
- Ну в интернете., пожалуйста.
- Даже на сайтах знакомств с вербовкой.
- Читаешь статью и дальше, что идет? Обсуждения этой статьи. Форум фактически. И там в принципе.
- Не, ну я думал, если человеку нужно найти что-то, он найдет. То есть это все зависит от мотивации. И есть те люди, которые уезжают в Сирию, там, да? И вот вербуют их там. Понятно, что эти люди где-то смогли найти информацию, где-то пообщаться, не говоря там…
- Может быть они не сами, кстати, искали. Может быть их нашли.
- Ну нет, возможно…
- Такое тоже возможно.
- Ну, возможно, и да…
- Ну понятно, интернет, да?
- Ну естественно, а кто? Мы ж не в 1917, когда листовки, это, на заводах раскидывали.
- Есть еще история. Например, когда существует лидер идеологии, да, какой-то носитель. Ну, условно, условно, мы знаем о том, что студенчество во всех, во все времена было в данном случае прогрессивными, да? И, ну, не главное может быть, но одно из движущих сил экстремистских, да? И, конечно, если преподаватель является носителем этой идеологии, то это самая благодатная почва, потому что это получается не бездушный интернет, а люди видят лидера, который может реально толкать детей, которые могут зажечь молодежь.
- То есть личное общение.
- Личное общение, да. Так же может быть, ты гуляешь с девушкой, там, по парку. В парке проходит какой-то митинг. Безусловно что-то может зацепить, и, ну, потому что, да, мы говорили об этом, и, конечно, нельзя, извините, уже за мое высказывание на счет денег, вот это, больше зарабатывать. Понятно. У нас и социальная несправедливость безусловно, и, когда на эту почву кладутся какие-то призывы, в общем-то, хочешь, не хочешь, интересуешься, подтягиваешься и, возможно, там как раз вот это втягивание и проходит. Здесь неважно, это внутренний экстремизм или внешний, да? То есть это проявление агрессии извне или, напротив, государством. Значения не имеет, работает одинаково.
- Угу, ну, и как бы подведем итог рассуждению экстремизма, потому что у нас еще и другие вопросы есть. Как вы считаете, какие меры прежде всего следует принять, кроме, может быть, существующих. Даже, какие-то меры власть принимает, ну, принимает, правильно?
- Мне кажется, такое количество людей, мне кажется, получают…
- Какие меры, считаете вы, можно еще предпринять для противодействия?
- У нас есть силовые структуры, в которых, мне кажется, прямая и главная задача, вот, обеспечивать безопасность граждан, и с этим работать. Это огромная толпа людей, десятки тысяч, которые, ну, вообще, самая эффективная работа, которую, наверно, силовые структуры могут проводить это, когда они внедряются в другие структуры и проводят работу изнутри, когда они…
- Ну это, это уже существует..
- Ну да, а что-то более эффективного, мне кажется, уже невозможно придумать, то есть они должны заранее понимать ситуацию и не последствия решать, а предотвращать.
- А мне кажется, извини, ты не закончил?
- Нет, я закончил.
- Мне кажется, очень сложно бороться с экстремизмом, если он тебе нравится. То есть, ну, вот, мы, например, сейчас выражаем мнение тоже такое, да, что у нас есть, там, другое мнение, да, это хорошо, что кто-то, там, пользуясь свободой слова, к чему-то призывает. Это хорошо, что проводятся митинги и этим людям за это ничего не бывает, ну, и так далее. Если м говорим так, и потом говорим об экстремизме «а чтобы вы сделали?», то, наверное, не получится никаких инструментов против него. Это все очень просто, поэтому…
- Ну должна быть разница между свободой слова, стадом и экстремизмом?
- Экстремизм это призыв, экстремизм это призыв, а мнение людей или критика, ну это другая история, да, то есть, я сейчас не об этом говорю, мы говорим о том, что, но ты же не можешь, вот, например, я переметнусь на другую сторону, там, я против правительства, я хочу, вот, чтобы все поменяли и все, всех, чтобы пошли на митинг и все это вот взорвалось и новое построилось, к примеру. Вот, нет, забыл, извини.
- А вот Гена хотел.
- Да, я хотел сказать, что на самом деле для того, чтобы бороться с экстремизмом, ну, правительству, вообще, власти, необходимо очнуться и начать действовать по двум принципам: последовательность и осознанность, а именно то, что касается последовательности, власть должна понимать откуда берутся недовольства и осознавать это абсолютно четко. В том числе, осознавать корня тех или иных причин или тех или иных недовольств в действиях, которые были совершены властью, и начать менять все с себя. Начать с того, что необходимо внести поправки в свою собственную деятельность. Я не говорю о том, что я, я, кстати, не экстремист. И ни к чему не призываю, потому что может произойти революция, и, там, всех нафиг снести. Нет, просто нужно очнуться, начать думать, потому что у меня есть ощущение, что у нас в политике не всегда думают, что они как-то живут в своем мире, они свое мнение как-то высказывают лично, а что-нибудь…
- Поконкретней как-нибудь можно, так?
- Сказать поконкретней?
- Да, на что обратить внимание?
-Нужно обратить внимание на то, что у нас светская власть к себе опять притянула РПЦ в качестве извинений за все, что происходило во время СССР, и насколько сильно РПЦ на тот момент была задвинута до практически нелегального состояния 
-То есть хорошо было в СССР? 
-Нет, я не говорю, что было хорошо, я говорю о том, что на данный момент РПЦ у нас приблизилась по уровню власти к власти свесткой, это очень плохо по одной простой причине, потому что если смотреть на ситуацию глобально, нужно понимать, что любой экстремизм, в том числе, например, религиозный, получается из-за того, что люди воспринимают свою собственную конфессию как единственно возможную, и единственный способ этого мира выжить и существовать в каком-то дружеском состоянии друг с другом в этом мире. Необходимо уже начинать понимать, что религии не такие уж и разные, что на самом деле существует разный путь к одной и той же вере, строго говоря. Я верующий человек, однако я считаю, что... 
-Веры какой? 
-Я...