Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

The Phantom of the Opera, Chapter 5 англ-рус

Глава 5
 Вернувшись в знакомое окружение оперы, Кристина продолжала избегать Рауля. Каждый день она занималась с Ангелом и каждую ночь покидала сияющий свет сцены, думая о том, когда ее снова похитят и когда снова сделают узницей в его подземном убежище. Ее мутило от мыслей о его обезображенном лице. Но она ничего не могла сделать, если собиралась защитить Рауля от его яростной ревности.
Рауль тоже вернулся в Париж и все еще искал ответы. Его беспокоило поведение Кристины, и он хотел узнать, что чуть не напугало его до смерти в Перро.
Тем временем, Моншармен и Ришар были заняты их собственным расследованием событий вокруг ложи номер пять. Странные происшествия творились и в других местах оперы. Странные темные фигуры возникали в театре, а потом будто растворялись в воздухе. Свет то вспыхивал, то затухал, а декорации поднимались и спускались сами по себе.
Слухи о Призраке начали расползаться за пределы оперы, и постоянные посетители боязливо сторонились театра. Чтобы успокоить клиентов, управляющие решили сами занять пятую ложу на следующем представлении. Они хотели разобраться во всем и доказать, что слухи о Призраке ничто иное как чепуха.
Карлотта выздоровела и собиралась выступать в своей привычной роли. Но вскоре стало очевидно, что кто-то таким раскладом недоволен: Моншармен и Ришар получили утром еще одно письмо насчет возвращения Карлотты:
Мои дорогие Моншармен и Ришар!
Если не хотите войны, следуйте моим условиям:
1) немедленно верните мне пятую ложу;
2) на сегодняшнем представлении Кристина будет петь в главной роли (Карлотта заболеет);
3) вы должны вернуть мадам Жири ее работу.
Если вы не выполните мои условия, сегодняшнее представление будет проклято.
Я вас предупредил.
Призрак.
Ришар ударил кулаком по столу.
“Хватит! Мы не пойдем на поводу у этого создания!”
Карлотта тоже получила утром записку — от нее по спине певицы пробежал холодок:
Если ты будешь выступать сегодня, то пожалеешь, что жива.
Призрак.
Решив, что это Кристина строит козни и собирается выжить ее с роли до конца сезона, Карлотта придумала собственный план. Она попросила всех своих друзей прийти в оперу на выступление и громко ей аплодировать. По ее замыслу, так все решат, что именно Карлотта самая популярная из двух певиц. В ту ночь свободных мест в опере не было.
Моншармен и Ришар уселись в пятой ложе, чтобы насладиться представлением. Карлотта была в голосе, и Кристина вернулась на свое место в хоре. Она могла видеть Рауля в его личной ложе. Они были так близки, что казалось, будто они могут быть вместе под пристальным взором Ангела.
Но когда Карлотта исполняла самую дивную песню оперетты декорации внезапно начали подниматься и падать. Работники сцены ринулись к поддерживающим канатам, стараясь удержать декорации на месте. Прежде, чем они смогли что-то сделать, целая гора из дерева, холста и краски обрушилась на сцену в считанных дюймах от Карлотты.
Шокированная певица упала в обморок, и ее пришлось унести со сцены. Когда казалось, что ничего страшнее не может случиться, ужасный скрежет раздался с самого потолка оперы. Все глаза в зале устремились наверх. И тут же главная хрустальная люстра, переливаясь тысячью бликами, упала в зрительный зал, погрузив оперу в кромешную тьму.
Все кинулись врассыпную. Подъехавшая полиция везде искала управляющих. Во время этой суматохи темная фигура в плаще вместе с хрупким силуэтом девушки перемахнули через всю сцену на канате и скрылись с глаз.
“Призрак!”
Моншармин и Ришар оставались друг с другом, охваченные ужасом и бессилием. Страх заставил их не только этой же ночью вернуть мадам Жири работу, но и отучил смеяться над Призраком.
Кристина не сопротивлялась, когда поняла, кто именно утащил ее с погрузившейся во тьму сцены. Она узнала его костлявую хватку и отдавала себе отчет, что пытаться бежать бесполезно. Она снова пересекла границу между миром живых и миром Призрака. Ее одолевала грусть за Рауля.
В течение ближайших дней Рауль искал Кристину повсюду. Затем он вспомнил о мадам Валериус. Когда он явился в ее маленькую квартиру, служанка проводила его к пожилой леди.
“Мадам, я не могу найти Кристину. Она исчезла. Я везде искал! Вы знаете, где она может быть? Умоляю, я в отчаянии!”

Добродушное лицо мадам Валериус вдруг стало серьезным.

“Она с Ангелом Музыки, друг мой.”

Рауль не мог поверить тому, что слышит, но позволил пожилой даме продолжать. Мадам Валериус приложила палец к губам и перешла на шепот.

“Тем, что я собираюсь тебе сказать, ты не должен делиться больше ни с кем. Говорю я тебе это только из-за того, что сама знаю, как много ты значишь для Кристины. Рауль, вам с Кристиной не суждено быть вместе.”

“Но почему?"

“Ангел Музыки такого бы никогда не позволил. Теперь она принадлежит ему. Он ее учитель, ее спутник, ее хозяин. Каждую ночь, когда в опере не останется почти ни одной души, она будет заниматься пением с Ангелом. Без его благословления ее голос никогда бы не стал совершенным. Это ее дражайшая мечта — хоть и трагичная для вас обоих.”

Рауль был в ярости. Кто этот “Ангел Музыки” и почему жизнь Кристины была у него в руках?
Расстроенный страданиями своего младшего брата, Граф тоже попытался отговорить Рауля от отношений с Кристиной. Он сказал, что видел ее в экипаже с другим мужчиной, надеясь так загасить стремления брата. Однако его план провалился: Рауль ринулся к опере, переполненный решимостью отыскать Кристину. Ночь за ночью, промерзая до костей на уличном холоде, он ждал — надеясь увидеть свою прекрасную Кристину. Наконец, его терпение было вознаграждено. Одной ночью он увидел чудесное лицо, смотрящее через окно кареты.
“Кристина!”

Он окликнул ее, но она лишь отвернулась, а экипаж укатил в ночь. Пока карета удалялась, Рауль заметил записку, брошенную на землю.
Мой дорогой Рауль,
Пожалуйста, больше не пытайся со мной увидеться. Ты должен забыть меня, иначе мы оба окажемся в ужасной опасности.
Кристина.
После происшествия в опере, никто не видел Кристину. Но Рауль был уверен, что она где-то близко. Вновь он ждал в тенях у ее гримерной. Наконец, он увидел ее, тихонько проскользнувшую внутрь. Через трещину в двери он наблюдал и слушал. Слова Кристины потрясли его.

“Эрик! Эрик, ты тут?”

Все тело Рауля напряглось. Он увидел Кристину, которая протянула руки к зеркалу перед ней.
“Эрик! Я жду тебя.”

Кристина подошла к зеркалу. Его поверхность вдруг стала блистать, как солнечный свет на глади озера. Внезапно комнату осветила вспышка ослепительного света — и она исчезла. Как и почему она раз за разом исчезает? Рауль вновь потерял Кристину, но на этот раз у него была зацепка, которая могла пролить свет на Ангела — имя «Эрик».

Кристина споткнулась в темноте, но костлявые руки Эрика подхватили ее, не дав упасть. Она не хотела, чтобы Призрак прикасался к ней. Но знала, что отказать не могла, иначе Рауль окажется в опасности. Кристина молчала, пока пара спускалась в темное подземелье и плыла через озеро. Когда они добрались до его дома, Эрик нежно заговорил с ней.

“Ты была верна мне, Кристина, и я уже не могу скрывать этого от тебя. Я не твой Ангел Музыки. Я тот, кого зовут Призраком Оперы!”

Кристина была в ужасе. Сказанное оказалось страшнее, чем она могла выдержать.

“Пойдем, дорогая. Позволь мне показать тебе остальной мир. Прими это место как свой дом, любовь моя. Ты будешь делить его со мной — как моя жена!”

Эрик сжал ее дрожащую руку и надел золотое кольцо на палец. “Умоляю тебя, Кристина, никогда не снимай его.” Кристину мутило, но она знала, что должна пообещать Призраку, если хотела уберечь Рауля.

Пока Эрик вел ее через мрачный дом, Кристина едва сдерживала крик из-за тяжелой атмосферы и затхлого воздуха. Темная громоздкая мебель из дерева и красный бархат заполняли комнаты, десятки свечей были единственным источником света. Не было ни окон, ни зеркал.

От прикосновения его ужасной руки Кристине стало еще хуже. Она боялась, что не сможет протянуть в этом кошмарном месте и минуты. Наконец, она нашла в себе храбрость и спросила,

“Эрик, могу ли я попросить тебя еще об одной добродетели? На меня здесь все давит. Можешь ли ты сжалиться и дать мне хоть немного времени с мадам Валериус, чтобы я собралась с мыслями?”

Его испепеляющий взор встретился с ее мягкими голубыми глазами. Та странная часть Призрака, что любила Кристину, ответила,

“Так и быть, дорогая. Но не слишком привыкай к таким послаблениям.”