Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Второй после Есенина

Второй после Есенина

                                            Открыв страницу пожелтевшую так бережно и робко,
                                            Лишь провожаю взглядом кружево неровных строк…
                                            Ах, как хотелось бы взглянуть и тут же отвести неловко
                                            Глаза, познавшие однажды миг счастья или жизни рок!..
                                            Ах, как хотелось бы тонуть в лучистом хороводе лета,
                                            Подобно птице, дотронуться, быть может, сизых облаков!..
                                            …Читаю между строк, и бьётся неустанно сердце где-то -
                                            Наполнена душа пьянящим вкусом льющихся в ручьи снегов.

…Можно с лёгкостью открыть любую, найденную в бесконечном лабиринте обшарпанных библиотечных полок книгу, вскользь познакомиться с ней и тут же закрыть, благополучно забыв о случившемся. Можно бегло прочитать сквозь строки, выделить для себя что-то важное, но всё равно неумолимо спрятать в самых тёмных и пыльных закромах своей памяти, чтобы в конечном итоге оставить там это воспоминание навсегда. А можно случайно приоткрыть для себя чарующий мир чего-то волшебного, посмотреть на мир и понять, что тот долгожданный весенний день, обласканный солнечными лучами, наконец наступил…
Новый мир неожиданно для себя открыл и маленький, тогда будучи всего лишь шестилетним крохой, Коля Рубцов, успевший пережить за свою недолгую жизнь потерю близких и уход отца на фронт. Возможно, именно этот крошечный, ставший переломным, и тем самым, в корне изменивший представление мальчика о жизни момент смог определить его способности к творчеству… Но что же в итоге превратило не огранённый, прятавшийся глубоко в недрах земли самородок в по-настоящему драгоценный камень, сияющий в лучах света всеми цветами радуги?..
Отвечая на этот вопрос, каждый из нас, заинтересованный такой яркой личностью в литературном мире, как Николай Рубцов, понимает, сколько времени понадобилось, чтобы талант нашёл своего истинного обладателя. Поэтому, несмотря на все тяготы судьбы, впоследствии встретившихся будущему писателю на пути в виде различных самых разнообразных сфер деятельности - от простого разнорабочего до кочегара, упоминаемого во многих произведениях, ему, спустя много лет всё-таки удалось вернуться к прежнему делу. На самом деле, именно знакомство с молодыми ленинградскими поэтами, в частности, с Борисом Тайгиным помогли ему вступить в ряды писателей-новичков, а как следствие - выпустить свой первый сборник стихотворений. И только окончание Литературного института и принятие Рубцова в штат поистине ознаменовало новый период в жизни поэта, открыв очередную неизведанную дорогу во что-то новое.
«Блистательная надежда русской поэзии» - так называл задумчиво и грустно улыбавшегося, но с неизменно распахнутой, подобно деревянной калитке в родном селе, душою паренька Фёдор Александрович Абрамов – ещё один представитель «деревенской прозы». Выросший в маленьком, приютившемся у речушки в Елецке и позже переехав вместе с семьёй в Няндому, Рубцов, куда бы не забросила его судьба, частенько представлял обрывочные картины милого сердцу пейзажа - раннего холодного солнца, неспешно выползающего из-за горизонта или душистых, бьющих в нос горькими травяными запахами лугов, на которых, лениво жуя, паслись стада коров… Тихая размеренная жизнь, наполненная повседневными заботами и постоянной суетой, поистине оставила глубокий след в душе поэта, вдыхая жизнь во многие, навеянные местными красотами стихотворения. «Я люблю, когда шумят берёзы, когда листья падают с берёз…» - писал Рубцов, представляя символ Родины участником не столько счастливых, сколько печальных событий, имевших место в нелёгкой судьбе поэта. В произведении упоминаются моменты, открывавшие читателю глаза на спрятанные в глубинах израненной души откровения мужчины – смерть матери и «гибель» живого отца…
На самом деле, можно заметить, что практически во всех стихотворениях Николая Рубцова прослеживаются неуловимые обрывки, взятые из собственной жизни и невидимой нитью проходящие от строчки к строчке. «Лариса, слушай! Я не вру нисколько – созвучен с сердцем каждый звук стиха. А ты, быть может, скажешь «Ну и Колька!» - и рассмеёшься только: ха-ха-ха!» - нам остаётся только догадываться, кто была та Лариса – первая влюблённость, к которой этот порыв нашёл место в стихотворении, или всего лишь придуманный и ничего не значащий персонаж. «И с таким работал жаром, будто отдан был приказ стать хорошим кочегаром мне, ушедшему в запас!» - сюжетная линия произведения «В кочегарке» без сомнений принадлежит самому автору, работавшему однажды по молодости на Кировском заводе. Но стоит заметить, что на этом совпадения не заканчиваются… Странное и, в какой-то степени, пророческое стихотворение Рубцова «Я умру в крещенские морозы» поистине заставляет задуматься, предполагая мысль о предсказании мужчиной собственной ранней кончины. До сих пор биографы, изучающие личность знаменитого поэта, пытаются найти хоть какое-то объяснение подобному шагу с его стороны и резкой, словно гром среди ясного неба, мысли о смерти.
На самом деле, невзирая на противоречия, многие стихотворения Николая Рубцова отличаются от других произведений таких же известных представителей лирической поэзии своей неподдельной пронизывающей лёгкостью, граничащей с тихой грустью, светлостью и некой музыкальностью, тем самым вызывая особый трепет у читателей. Бесконечные, бегущие вдаль строки сами собой западают в душу, постоянно звуча в мыслях, буквально на ходу превращаясь в новые хиты звонкоголосых исполнителей. «Я буду долго гнать велосипед», «Той девушке, которую люблю» - как ни странно, тексты этих известных, до сих пор остающихся на слуху песен-легенд, принадлежат именно Николаю Рубцову. Неудивительно, что подобные шлягеры выбрали в основу создания именно произведения знаменитого поэта: своей простой формой написания стихотворения, в какой-то степени, уподобились настоящей русской душе, поэтому её начало стало классикой на все времена.
…Если подумать, известно ли вам, что такую яркую фигуру в литературном мире, в частности, в поэзии, как Николай Михайлович Рубцов, считают вторым после Есенина? Известно ли вам, насколько многогранен и разносторонен его необычайный талант поэтического слова?.. Этой загадки, увы, никому не под силу разгадать. Ведь, на самом деле, до конца раскрыть и понять эту загадочную личность и, как следствие, плоды её творческих трудов просто невозможно. Прожив короткую, полную тяжёлых падений и редких взлётов жизнь, Рубцов успел оставить нам частичку себя, которую теперь мы можем увидеть во многих книгах, прочитать и в полной мере почувствовать. Пролетев ослепительной кометой в тёмном звёздном небе жизни, он смог оставить поистине яркий глубокий след в истории русской поэзии, пополнив её запасы своими уникальными творениями.
…И как же это здорово – порой взять в руки маленький томик со стихотворениями Рубцова, полосатый мягкий плед, чашечку крепкого горячего кофе и без остатка раствориться в этом сером дне, читая бесконечные строки, летящие вдаль…