Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Зачем нам банковская зачистка и кто за нее платит

Зачем нам банковская зачистка и кто за нее платит
И вот еще одна неудобная тема, которую “наверху” указывали не трогать в СМИ. Раз указывали - точно тронем.


Эльвира Набиуллина уже вписала себя в финансовую историю страны как “Великий чистильщик”. За пять лет её председательства ЦБ лишил лицензий более чем 350 банков и санировал свыше 35. В этом числе оказались и несколько топовых игроков. В 2018 году отзыв лицензий может ожидать еще около 60 банков (оценка “Эксперт РА”).
По признанию самой г-жи Набиуллиной, Центробанк продолжит проводить нынешнюю политику еще два года, то есть по 2019-й включительно. Это как минимум. Зачем нашим финансовым властям такая нервозность на рынке?Объективные причины
Постсоветскую банковскую систему “чистят”, если напрячь память, уже не в первый раз. Чистка усиливается каждый раз примерно в одно время с экономическими кризисами, чуть раньше. Надо думать, совпадение это неслучайно.
В предкризисную и кризисную пору банки с непродуманной финансовой политикой, отсутствием планирования, неадекватной отчетностью и просто из-за отсутствия вкладчиков и заемщиков рушатся намного активнее, чем в “тучные” годы.
Но есть и более глубокая проблема. Нужно понимать, что наш банковский сектор, по меркам развитых капиталистических стран, неприлично молод.
В 90-е в новую сферу пришли за прибылью бывшие кооператоры и бандиты. Лицензия на банковскую деятельность до 1998 года стоила дешевле машины, причем даже не иномарки. В результате страна наводнилась банками, вовсе ей не нужными, мелкими, неконкурентоспособными и откровенно мошенническими.
Сейчас ЦБ всё еще вынужден расхлебывать последствия этого дикого рынка. Через слияния и укрупнения, финансовые вливания проблемы ретушировались и кочевали дальше. А потребность в ассенизации никуда не девалась.
По экспертным оценкам, для обслуживания сравнительно небольшой российской экономики нужно не более ста банков. А по мнению Fitch, и 50 за уши хватит. Сейчас банков чуть больше 500 (от почти 900 в 2013-м). Но, если продолжить отзывать лицензии после порога в сто банков, высок риск краха и оставшихся банков - из-за кризиса доверия.
К слову, доля ликвидированных банков в суммарных активах банковской системы - до 4,3%. То есть большая часть из канувших в Лету - реально не системообразующие.
По большей части, как сам ЦБ и говорит, он ведет охоту на “прокладочные” (обслуживающие оффшоры) и “прачечно-обнальные” организации. Ну, и на тех, кто не может разработать адекватную финансовую стратегию и явно не справляется с вызовами времени.Побочные следствия и мотивы
Но, как и любое явление в макроэкономике, такое благое дело, как чистка нашей банковской системы, обрастает не совсем благонамеренными мотивами, следствиями и подробностями.
Прежде всего, у экспертов и участников рынка серьезные претензии к регулятору по критериям отбора банков. Почему-то учреждения с одними и теми же показателями и выявленными проблемами подвергаются вмешательству неодинаково.
В целом, такая обстановка очень нервирует: непонятно, кому на этом празднике жизни дадут тортик в виде санации, а кого выставят за дверь.
Непосредственным следствием “зачистки” стало усиленное бегство капитала (273 млрд долл. за 2013-2015 гг.) - акционеры банков не стали ждать решения судьбы своих денег свыше.
А с бегством капитала под нож теперь нужно пускать и те банки, у которых раньше все было нормально - выросла доля организаций с нарисованной отчетностью и дутыми активами.
Далее, ЦБ создал свой Фонд консолидации банковского сектора, потому что санация с помощью АСВ и частных инвесторов оказалась весьма проблемной: на спасаемые банки просто списывали плохие активы, регулярно просили помощи и пр.
Но теперь регулятор одновременно стал и игроком - а это неизбежный конфликт интересов.
По сектору упорно ходят слухи. Вроде того, что весьма значимый “Мастер-банк” обладал мощным процессингом (и предоставлял соответствующие услуги), а теперь этот процессинг банк “Российский Капитал” (на тот момент принадлежал АСВ) купил за 1 рубль.
Или что из Центробанка якобы попросили “Альфа-Банк” о прямой конкурентной атаке через СМИ (на “Промсвязьбанк”, “Бинбанк” и “Открытие”; “вброс”, намеренный или непреднамеренный, в прошлом году действительно был), и за это он купит “Возрождение”.
В условиях отсутствия прозрачных правил санации и неудивительно, что такие слухи есть. Поневоле задумаешься, что спасение или гибель твоего банка зависят от контактов во властных кругах (необязательно в ЦБ).
Но даже если отмести все недоказанные заговоры, налицо постепенное укрупнение сектора и его огосударствление. Хотя, в общем-то, за годы “чистки” доля “гигантов” выросла не так сильно, потому что и была огромной - доля ТОП-20 по активам увеличилась с 69,8 до 78,1%.
По публично выраженному мнению Набиуллиной, это на пользу всем, и государству рано уходить из банковской сферы: мелкие банки просто пытаются вытянуть вклады повышенными ставками, а потом эти ставки отбивают рискованной политикой. Население им не доверяет все равно.
Но проблема огосударствления всех, кроме аналитиков-экономистов и бизнесменов, пока волнует мало: наш социум очень патерналистично настроен. Между тем, активная роль государства может сильно аукнуться в среднесрочной и долгосрочной перспективе - слабостью рынка, ростом коррупции, общим технологическим и экономическим отставанием.
Тем не менее, есть более актуальные вопросы. Угадайте, кто заплатил за оздоровление банковской сферы? Да-да, конечно, граждане.
Для начала потеряли деньги вкладчики, в первую очередь компании, и физлица, у которых размер банковского вклада превышает лимит возмещения через АСВ (сегодня это 1,4 млн руб.). Эти потери только в 2017 году составили свыше 1 трлн руб. (по грубым оценкам).
Кроме того, для того чтобы закрыть дыры в АСВ (в сумме около 2 трлн руб.), которому не хватало собственных средств на страховые выплаты, регулятор пошел простейшим и грубейшим путем - включил печатный станок. Это означает инфляцию и закономерное обеднение населения.
Таким образом, потери в первую очередь оплатил наш бизнес, который и так с колен не встает, а затем и все мы.

Это, пожалуй, главная претензия к действиям властей: нельзя ли было сделать столь хорошее дело не за счет простых смертных? У нас неиспользуемых остатков бюджета, по критическим экспертным оценкам, накопилось до 7,3 трлн руб. И это еще без выявленных Счетной палатой неэффективных расходов. Вот и оздоровляли бы за счет этих огромных резервов.