Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!

Публикация заказа на фриланс бирже не займет много времени.

Киноповесть "Анна К." Ильи Ноябрева – №3

Илья Ноябрев
«Анна К.»

Анна встала с постели, подошла к двери, ведущей на террасу, распахнула ее и глубоко вдохнула прохладный воздух.
«Как все замечательно!» — подумала она и сладко потянулась.
Затем Анна направилась в ванную. Проходя мимо огромного зеркала остановилась, разглядывая свое отражение. Из зеркала на нее смотрела довольно высокая, очень красивая девушка с великолепной фигурой. Темно-каштановые локоны обрамляли лицо правильной формы, на котором светились огромные синие глаза, оперенные густыми ресницами. Девушка встряхнула волосами и улыбнулась своему отражению. Сегодня был ее двадцать девятый день рождения.

Когда она спустилась к завтраку, Дональда уже не было.

— Миссис Анна, примите мои поздравления! — с радостным лицом встретил ее дворецкий.
— Спасибо, Патрик! Мне очень приятно!

Наливая чай, дворецкий спросил:
— А как у русских поздравляют с днем рождения?
— У русских в этот день дергают за уши столько раз, сколько лет вам исполнилось!
Дворецкий украдкой дотронулся до своего уха и вздохнул:
— Какое счастье, что вы еще так молоды!

*

В гостиной Анна увидела огромную корзину своих любимых полевых цветов и записку от Дональда: «Любимая! Еще много лет твоя красота будет такой же свежей как эти цветы! С днем рождения! До вечера! Целую!»

*


Заседание Совета директоров подошло к концу. Глава корпорации, Дональд Карр, встал из-за стола и, обращаясь к присутствующим, произнес: «Всем большое спасибо, господа! Встретимся в следующем месяце!»
Дональду было 65, но выглядел он намного моложе. Волевой подбородок и жесткая линия губ выдавали человека властного и решительного.
Карр внимательно наблюдал за тем, как присутствующие укладывали бумаги в свои портфели и расходились. Его узковатые, стального цвета глаза подмечали каждую мелочь: даже едва заметная тень недовольства, промелькнувшая на лице одного из сотрудников, не могла ускользнуть от его внимания. Путь к успеху был для Дональда Карра долгим и тернистым, поэтому он прекрасно знал, что самая незначительная деталь может перерасти в значительную проблему.
Когда зал опустел, Дональд быстрым шагом прошел через апартаменты, отделяющие комнату заседаний от его кабинета, и, подойдя к рабочему столу, нажал на кнопку громкой связи:
— Сюзи, соедините меня, пожалуйста, с Арчи Цигонски!
— Конечно, мистер Карр!

Пока Сюзи соединяла, Дональд листал каталог ювелирного аукциона «Сотбис» — «Русские торги», который каждой весной проводился в Нью-Йорке.

— Мистер Карр, Арчи Цигонски! — прозвучал голос секретарши.

— Здравствуйте, Арчи! Вы не забыли о моей просьбе?.. Сегодня двадцать восьмое!.. Именно то, что я хотел?… К которому часу?.. Вы знаете, не в моих правилах опаздывать… Спасибо.

Дональд отложил каталог и снова обратился к секретарше:
— Сюзи, закажите, пожалуйста, вертолет на 13:30 и пригласите начальника пресс-службы.
— Хорошо, мистер Карр.

*

Раздалась приятная мелодия, в которой можно было узнать фрагмент произведения Чайковского. Это была простая «напоминалка» мобильного телефона.
Анна взглянула на дисплей, улыбнулась и направилась к своему кабинету.

Шкатулка, которую она держала в руках, казалась не очень вместительной, но когда Анна начала вынимать из нее содержимое, оно заполнило почти весь стол.
Старые фотографии — вот папа, мама, а вот бабушка, которой она никогда не видела; детская игрушка, маленький замшевый конвертик, из которого Анна достала прядь своих детских волос, очень светлых и сладко пахнущих, маленький медальон, принадлежавший маме, папины круглые очки и другие мелочи — все это было «состоянием», которым Анна очень дорожила.
Медленно перебирая вещи, она как будто заново проживала свою недолгую, но очень непростую жизнь.

*

Арчи встретил Дональда и его референта в зале для ВИП-гостей.
— Добро пожаловать на «Сотбис», мистер Карр! — поприветствовал прибывших управляющий.
— Здравствуйте, Арчи! Ничего, что я по имени и без официоза? Мы ведь с вами старые приятели! — улыбнулся Дональд.
— Надеюсь, это обстоятельство не помешает мне уменьшить ваш счет на кругленькую сумму?
— Заметьте, я не возражаю!
— Тогда поспешим, скоро начало! — с этими словами Арчи Цигонски подхватил Дональда под руку и увлек за собой.

Зал аукциона был полон.
Арчи усадил гостей на два места в последнем ряду.
— Как вы и просили, Дональд!
— Старая привычка: не люблю, когда мне дышат в спину.
— Ваш лот будет третьим! Удачи! — и Арчи удалился.

Референт огляделся по сторонам, оценивая состав публики.
Затем он достал из папки лист бумаги и процитировал:
— Ожерелье с двадцатью бриллиантами массой 210 карат из частной коллекции, датируется концом семидесятых годов девятнадцатого века. Лот оценен в три миллиона долларов.

Дональд молча кивнул.

— Простите, я невольно услышал ваш разговор…

Дональд повернул голову в том направлении, откуда донеслись эти слова, и увидел молодого человека. Он был симпатичным, хорошо сложенным. Серые глаза смотрели внимательно и учтиво, а слегка вьющиеся темно-русые волосы придавали его облику романтичности.

— Еще раз простите за то, что вмешиваюсь, но я осмелюсь дать вам совет… — тщательно подбирая слова проговорил незнакомец, — не покупайте эту вещь!
Дональду показалось, что молодой человек говорит по-английски с легким славянским акцентом.
— Почему? — сухо поинтересовался референт.
— Камни в этом ожерелье старой огранки. Его уже пытались продать в 1993-м на аукционе «Кристис».
— И что же? — спросил референт.
— Никто не предложил даже стартовой цены. Это правда! Я разбираюсь!

Референт посмотрел на Дональда. Тот молчал.

— Но нам нужен подарок, и непременно сегодня. Так что же вы как специалист нам посоветуете? — продолжил референт.

Молодой человек секунду помедлил и тихо, так, чтобы его могли слышать только собеседники, сказал:
— Если вы хотите произвести впечатление на женщину, торгуйтесь за лот номер семь.

Референт раскрыл каталог, нашел нужный лот и прочитал:
— Ожерелье с кулоном в стиле эпохи короля Эдварда: жемчуг, застежка из мельчайших жемчужин и розового монтанита. 1950 год. Работа Мириам Хаскел. Из коллекции Джоан Кроуфорд.

Парень дождался, когда референт закончит цитату и произнес:
— Голливудская звезда Джоан Кроуфорд регулярно покупала изделия Мириам Хаскел в течение тридцати лет: с начала 1930-го года и до 1960-го. За год до смерти обладательницы в 1978 году, непревзойденная коллекция Кроуфорд была продана на аукционе в «Плаза Арт Галлери» здесь, в Нью-Йорке.

Референт взглянул на Дональда. Тот по-прежнему молчал. Референт еще раз заглянул в каталог и, перейдя на шепот, прочитал:
— Стартовая цена лота сорок одна тысяча долларов!

Дональд внимательно посмотрел на «специалиста»:
— Так вы говорите, если я хочу произвести впечатление на женщину, то стоит побороться именно за эту вещь?
— Вы не пожалеете! — уверенно произнес незнакомец.


*

Аукционист трижды стукнул молотком и громко констатировал:
— Седьмой лот приобрел номер шестьдесят пять!

Прежде чем уйти, Дональд достал из внутреннего кармана пиджака визитную карточку и протянул молодому человеку со словами: «Возьмите! Я не самый главный человек в этой стране, но если понадобится помощь, можете звонить. Кодовое слово — «аукцион»! Если мне действительно удастся произвести впечатление, вас со мной соединят».


*



Дональд ждал Анну в гостиной.
Она появилась ровно в 8 часов.
На ней было маленькое черное платье и туфли на высоком каблуке.
— Как ты и хотел дорогой! Тебе нравится?
— Ты мне нравишься всегда, в любом наряде. Но сегодня особый случай! — с этими словами он раскрыл коробку с ожерельем.
Анна ахнула:
— Это же принадлежало Джоан Кроуфорд! Боже, как я о нем мечтала!
Она бережно взяла из рук Дональда ожерелье и приложила к груди.
Дональд помог справиться с изящным замком.
— Я в восторге! Оно сделано по эскизам Мириам Хаскел! — радуясь как ребенок, воскликнула Анна.
— Я знаю! — сказал Дональд.
По его лицу было видно, что он доволен произведенным эффектом.
— А есть ли на свете что-нибудь, чего ты не знаешь?! Я тебя обожаю! Спасибо, милый!

Анна взяла Дональда под руку, и они отправились на праздничный ужин.


*


— Сейчас я приеду и все расскажу подробно! — Анна говорила по мобильному телефону, направляя машину в центр города.
В это время дня в центре было трудно припарковаться. Ей пришлось оставить машину за углом и еще почти квартал идти к галерее.
Первым, что бросилось ей в глаза, когда она переступила порог, была огромная конструкция, выполненная в урбанистическом стиле. Несколько рабочих пытались водрузить ее на подиум в центре зала. Это им плохо удавалось.
Операцией по установке конструкции руководила новая подруга Анны — Бетси Тверская, русская, приехавшая в Нью-Йорк с целью открыть свою галерею современного искусства. Открытие галереи оказалось делом нелегким, и ей пришлось заниматься устройством чужих салонов.
— Двигайте осторожно вон до той отметки! — громко говорила Бетси. — Надо чтобы она стояла точно посередине!

Тут она заметила Анну и бросилась к ней:
— Аннушка, прости за беспорядок — они такие бестолковые! Пойдем ко мне, здесь чересчур шумно! — с этими словами Бетси увлекла Анну вглубь галереи.

Подруги вошли в уютный кабинет и устроились на маленьком диванчике.
Бетси закурила и, понизив голос, спросила, глядя прямо Анне в глаза:
— Что он тебе подарил?! Не томи, я сгораю от любопытства!
Анна расплылась в улыбке:
— Жемчужное ожерелье Мириам Хаскел! Ты же знаешь, я мечтала о нем!
У Бетси перехватило дыхание:
— Он знал об этом?
— Я никогда ему об этом не говорила! Просто Дональд — гений предвидения! Он всегда обо всем догадывается!
— Вот видишь, а говорят, что интуиция — чисто русская черта! Тебе с мужем повезло! Я не хочу поминать моих трех мужей нехорошими словами: каждый из них сделал для меня что мог, но… жизнь диктует свои правила, и вот я в Нью-Йорке, пытаюсь что-то сделать, а у меня ничего не выходит!
— Не отчаивайся, Бетси! — как могла нежно сказала Анна.

В этот момент раздался оглушительн...