Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Old Norse – «language of the vikings»

Old Norse– «language of the vikings»
Old Norse may be succinctly characterized as the "language of the vikings". Indeed the term víkingr is found in Old Norse itself; but its use in other languages (cf. Old English wicing), where it refers to the seafaring marauders who plagued their shores, typically forms the basis for the modern connotations. Beginning in the late 8th century AD, much of western Europe fell subject to periodic harassment by these ship-borne warriors from the north, and their desecration of such holy sanctuaries as Christian monasteries did much to cement the notion of ruthless, lawless savages which remains bound to the term viking.
But this is not the whole story. To be certain, the northmen who went on such raids were harsh warriors taking plunder from often defenseless peoples. They did not, however, form the entirety of the culture of Old Norse speakers. Not every speaker of Old Norse was termed a víkingr; and often when the term is applied, it has more the connotation of 'free enterpriser' than 'cutthroat pirate'. Archaeology rounds out the picture, showing that the part of Scandinavian culture not engaged in foreign raids was in places tied to the land, and more often centered on trading. Presumably it was the search for new trade routes which impelled Scandinavians to push into eastern Europe, laying the foundations for the cultures mentioned in the earliest Russian documents. Scandinavians prospered along such trade routes, the wealthiest evidently in Gotland. These Gotlanders were themselves wary of pirating, since most of the treasures unconvered by archaeologists come from hidden stashes deliberately buried by the foot of trees or near large rocks.
Of course it is the literature of Old Norse itself which finally rounds out the cultural picture. The literature is voluminous, and the lengthy sagas often mention a bold víkingr and his exploits. They tout manly virtues, extol armed combat, and laud rash and rowdy behavior. But most of these stories were written over a century after the viking raids ceased to dominate the concerns of other Europeans. Though the writing style of many sagas is matter-of-fact, it must be borne in mind that it is being written for a dispersed group of rural aristocrats sometimes more attached to political intrigue and literary pasttimes than to pillaging and plundering. It is uncertain how much of the heroic actions are to be attributed to historical fact, and how much to the romanticizing tendencies of the authors. Poetry, by contrast, does seem to date back to the period of the viking raids. And it may be telling that sagas often portray great warriors simultaneously as great poets. In fact, some of the Scandinavian poetry is more technically and metaphorically complex than anything else produced in Europe at the time.









Древнескандинавский – «язык викингов»

Древнескандинавский может быть кратко охарактеризован как «язык викингов». Ведь, термин víkingr встречается именно в древнескандинавском; однако его применение в других языках (см. древнеанглийский wicing), где слово относится к морякам-мародерам, которые грабили свои берега, обычно, лежит в основе в современных коннотациях. Начиная с конца VIII века нашей эры, большая часть Западной Европы подвергалась регулярным преследованиям со стороны этих корабельных воинов с севера, и их осквернение таких священных храмов, как христианские монастыри, сделало многое для того, чтобы укрепить понятие безжалостных, беззаконных дикарей, которое по-прежнему связано с термином викинг.

Но это не вся история. Чтобы знать точно, северяне, которые совершали такие вторжения, были суровыми воинами, грабя зачастую беззащитные народы. Однако они не сформировали всю культуру древнескандинавских носителей языка. Не каждого носителя древнескандинавского называли víkingr; и часто, когда этот термин применяется, он имеет больший оттенок «свободного человека», чем «беспощадного пирата». Археология дополняет картину, показывая, что часть скандинавской культуры, не занимающаяся иностранными набегами, была в местах, привязанных к своей земле, и чаще всего сосредоточивалась на торговле. По всей видимости, это был поиск новых торговых путей, которые побуждали скандинавов продвигаться в сторону Восточной Европы, закладывая основы для культур, упомянутых в самых ранних российских документах. Скандинавы преуспели с такими торговыми путями, наиболее обеспеченным из них, безусловно, в Готланде. Сами готландцы опасались пиратства, так как большинство сокровищ обнаруженные археологами, были выявлены из скрытых тайников, заведомо погребенных у подножья деревьев или вблизи больших скал.

Конечно же, древнескандинавская литература, сама по себе, дополняет культурную картину языка. Сама литература обширна, и в длинных сагах часто упоминается о смелом víkingr и его подвигах. Они навязывают мужские добродетели, превозносят вооруженный бой и приветствуют поспешность и буйные выходки. Но большинство этих историй были написаны спустя столетие после того, как нападения викингов перестали доминировать над проблемами других европейцев. Хотя стиль написания многих саг имеет прозаичность, следует учитывать, что она написана для рассеянной группы сельских аристократов, порой уделяется больше внимания политической интриге и литературным забавам, чем к мародерству и грабежам. Неизвестно, сколько героических действий следует отнести к историческому факту и сколько к идеализирующим наклонностям авторов. Поэзия, напротив, похоже, относится к периоду нападений викингов. И можно сказать, что саги часто изображают великих воинов также, как и великих поэтов. И действительно, что-то из скандинавской поэзии имеет более технически и метафорически сложный характер, чем все, что было произведено в Европе в то время.