Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Описание книги

Он родился в семье палаточного мастера, в XI столетии, на территории нынешнего Ирана. Его детство пришлось на кровавое вторжение сельджуков. В 12 лет он стал учиться на врача, а потом увлекся математикой и астрономией. В 16 лет из учеников перешел в наставники. Известна масса памятников ему, но никому не известно доподлинно, как он выглядел. Наверное, Омар Хайам один из самых легендарных авторов мировой культуры.

Память мира

Для европейца книги Омара Хайама состоят из гедонизма с легким налетом восточной грусти, а между тем, он предвосхитил идеи Лобачевского и разработал календарь, который точнее того, которым мы пользуемся сейчас. Форма восточного сонета — рубаи — была для него только формой досуга. Но миру настолько приглянулась их восточная цветистость, что тот сначала решил, что Хайамов было два (ученый и поэт), а потом приписал ему свыше 5000 стихотворений, хотя перу  ученого принадлежат не больше 500 четверостиший.

Всенародная любовь

Мир заболел Хайамом повторно в XIX столетии. Уже всерьез и надолго. Над этим иронизировал ОГенри, а авторы бульварных романов, желая показать душевные глубины героев, прописывали тем увлечение рубаями. Но поэзия Хайама от этого ничего не потеряла. Потому что для нее не существует времени.В колыбели – младенец, покойник – в гробу:Вот и всё, что известно про нашусудьбу.Выпей чашу до дна и не спрашивай много:Господин не откроет секрета рабу.Он родился в семье палаточного мастера, в XI столетии, на территории нынешнего Ирана. Его детство пришлось на кровавое вторжение сельджуков. В 12 лет он стал учиться на врача, а потом увлекся математикой и астрономией. В 16 лет из учеников перешел в наставники. Известна масса памятников ему, но никому не известно доподлинно, как он выглядел. Наверное, Омар Хайам один из самых легендарных авторов мировой культуры.

Память мира

Для европейца книги Омара Хайама состоят из гедонизма с легким налетом восточной грусти, а между тем, он предвосхитил идеи Лобачевского и разработал календарь, который точнее того, которым мы пользуемся сейчас. Форма восточного сонета — рубаи — была для него только формой досуга. Но миру настолько приглянулась их восточная цветистость, что тот сначала решил, что Хайамов было два (ученый и поэт), а потом приписал ему свыше 5000 стихотворений, хотя перу  ученого принадлежат не больше 500 четверостиший.

Всенародная любовь

Мир заболел Хайамом повторно в XIX столетии. Уже всерьез и надолго. Над этим иронизировал ОГенри, а авторы бульварных романов, желая показать душевные глубины героев, прописывали тем увлечение рубаями. Но поэзия Хайама от этого ничего не потеряла. Потому что для нее не существует времени.В колыбели – младенец, покойник – в гробу:Вот и всё, что известно про нашусудьбу.Выпей чашу до дна и не спрашивай много:Господин не откроет секрета рабу.