Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Статья из The Atlantic Daily

Статья изThe Atlantic Daily​
Каким образом домохозяйки способствовали тому, что продукты стали дешевле и безопаснее.


Новая книга изучает последствия волны протестов в середине 20 века, которые были возглавлены обычными женщинами-домохозяйками.

Сегодня покупатели воспринимают устройство современных магазинов как должное: говяжий фарш продается в прозрачной пластиковой упаковке, цены четко обозначены и известны Вам еще до того, как Вы пробьете товар на кассе, а сроки годности указаны на упаковке. Но если бы не было массовых протестов, организованных женщинами в середине 20 века против испорченных товаров, высоких цен на продукты и нечитаемых сроков годности закупка продуктов в Америки сильно бы отличалась от привычной нам сейчас.
Эмили Е. ЛБ. Тварог, помощник профессора кафедры труда и трудовых отношений, в Университете Иллинойса в г. Урбана-Шампань изучила как «домохозяйки» способствовали таким изменения, учитывая то, что они распоряжаются семейным бюджетом. В своей книге «Политика кладовой: Домохозяйки, продовольствие и протест потребителей в Америке двадцатого века» Тварог дает нам представление о деятельности женщин, которые организовали движение по защите прав потребителей, начиная с назначения в 1964 году Эстер Петерсон на должность первого особого помощника президента США по делам потребителей, до проведения забастовок на улицах, способствовавших изменению семейную политики в таких крупных городах, как Детройт. Многие последовавшие протесты, зарегистрированные даже большими компаниями, начались с небольших пикетов женщин, возмущавшихся, скажем, около мясной лавки по поводу высоких цен. Недавно я беседовала с Тварог по поводу того, как домохозяйки способствовали формированию американской потребительской культуры, а также о состоянии современной системы защиты прав потребителей. Ниже это интервью приведено в сокращенном и отредактированном виде.
Маниша Агарвал-Шефеллите: «Как бизнес отреагировал на бойкоты со стороны домохозяек?»
Эмили Е. ЛБ. Тварог: «Со стороны бизнеса всегда идет сопротивление. В 30-е и 40-е годы интересы производителей защищала Национальная Ассоциация производителей. В 1960-е наблюдалась еще более отрицательная реакция со стороны рекламодателей. Они были невероятно разочарованы и разгневаны тем,  что в Белом доме появился защитник прав - Эстер Петерсон. Они посчитали, что это ущемляет их права, несмотря на то, что ее обязанностью в качестве первого помощника президента США по делам потребителей было находить баланс в равной мере между всеми участниками производственно-потребительских отношений: потребителями, рекламодателями и производителями.
В книге я рассказала историю Микки ДеЛоренцо, домохозяйки из Лонг-Айленда, которая действительно принимала участие в организации мясных забастовок в 1969 году. Ее пригласили в Вашингтон для того, чтобы она выступила с речью о ценах на продукты. Но вместо ее собственной речи перед докладом ей дали совершенно другую, так как сенаторы находились под давлением крупного бизнеса. Аналогично в 1970-е, когда в Чикаго женщины выступали против системы кодирования продовольственных товаров, предприятия-производители и рекламодатели наняли крупные юридические компании, чтобы они звонили их мужьям с вопросом: «А Вы знаете, чем занимается Ваша жена?»
Маниша Агарвал-Шефеллите: «Вы пишите о том, как протестное движение домохозяек воспринималось по-разному, в зависимости от того, к какому классу и расе относилась женщина. Что послужило движущей силой этих протестов?»
Эмили Е. ЛБ. Тварог: «В процессе написания своей книги я выяснила, что очень трудно найти архивные материалы относительно участия в протестах афроамериканок, нежели белых женщинах, особенно в отношении мясных бойкотов. Но я пришла к вывод, что как раз афроамериканоки выражали большое недовольство по поводу высоких цен на мясо. Для черных женщин лозунг «Не покупай то, что не можешь себе позволить» и тот факт, что белые владельцы открывают магазины с завышенными ценами по соседству с кварталами, населенными афроамериканцами, были теми вещами, с которыми черное сообщество имело дело постоянно, а белые с этим вообще не были знакомы.
Когда черная женщина, которая сидит дома и занимается хозяйством, говорит о том, что цены на продукты слишком высоки, белые люди могут сказать, что она слишком ленива и ей нужно больше работать, чтобы больше себе позволить. Хотя, когда белая женщина не работает и ведет хозяйство, она рассматривается как мать, ответственно исполняющая свой долг, и когда она говорит о завышенных ценах на еду, ей скорее всего ответят: «Давайте послушаем, что она может сказать». Белое общество больше склонно слушать белых женщин. В 60-70-е гг. в некоторых сообществах стало больше межрасовых организаций. Хотя преимущественно потребительское движение рассматривалось как белое движение, даже если это было совсем не так».
Маниша Агарвал-Шефеллите: «В Вашей книге мясу уделено много внимания. Чем именно было обусловлено такое пристальное внимание к этому продукту?»
Эмили Е. ЛБ. Тварог: «Мясо для городских домохозяек и их семей стало в своем роде индикатором благосостояния, особенно в среде иммигрантов. В то время существовала идея, что Соединенные Штаты – это благодатная земля для переселенцев, предполагалась, что у них будет возможность покупать и есть мясо постоянно. Конечно, когда иммигранты приехали в США, то осознали, что точно не так. В то время как здесь было достаточно мяса, они не могли получить работу, чтобы позволить себе купить его. Хотя мужчинам,  работающим по 12-15 часов в сутки, необходимо есть мясо, чтобы получить достаточно энергии для выполнения тяжелой физической работы. Не получая мяса, они не могли работать в полную силу. Это отразилось не только на мужчине, как на работнике, но также и на его жене, так как у нее не было возможности обеспечить семью достаточным количеством еды другим способом, кроме как торгуясь с мясником или грамотно расходуя деньги. Это стало делом всей семьи – доставать мясо для обеденного стола на регулярной основе».
Маниша Агарвал-Шефеллите: «Городские домохозяйки еще существуют?»
Эмили Е. ЛБ. Тварог: «В США нет государственной политики, благоприятствующей семьям, начиная от простых рабочих и заканчивая верхушкой среднего класса. Я думаю, сейчас Вы можете увидеть возрождение городских домохозяек – они просто немного изменились в условиях 21 века. В некотором роде это замечательное время, чтобы подумать о таких вещах, как, например, семейный отдых, но я не думаю, что многие из тех женщин, которые решили отказаться от работы и оставаться дома с детьми, считают себя домохозяйками в полном смысле этого слова. Люди выбирают то, что им интересно. Мы также видим, что у людей из разных социальных слоев появилось стремление получать лучшие, более качественные продукты. Так что, сейчас нет ни одной организации, которая возглавляет новое движение домохозяек, что делает затруднительным рассматривать его как всеобъемлющее движение.
Маниша Агарвал-Шефеллите: «Как сегодня Вы можете оценить деятельность по защите прав потребителей по сравнению с прошлым?»
Эмили Е. ЛБ. Тварог: «Движение по защите прав потребителей во многом изменилось с 1930-х годов. Если обратить внимание на зарплаты и покупательскую способность, то был небольшой промежуток времени после Второй мировой войны, когда две эти величины были сбалансированы. Сейчас у нас значительно более низкие ставки по взносам в профсоюзы, у нас больше нет такого сильного банковского контроля, как в прошлом, наша экономика практически не подвержена регулированию.
В 30-40-е гг. люди из рабочего класса действительно считали, что государство обязано вмешиваться в вопросы относительно цен и поставок продовольственных товаров и что компании должны были быть привлечены к ответственности за свои действия. Сейчас восприятие таково, что, сели ты испытываешь финансовые затруднения, то это целиком твои проблемы. Конечно, при Рональде Рейгане был значительный сдвиг в сторону восприятия общества как индивидуальных налогоплательщиков, нежели потребителей. Это со временем оказало значительно влияние на психологию американского общества, особенно с тех пор, как в средствах массовой информации больше не идет речь об обществе, как о чем-то едином.
Эстер Петерсон стремилась к реорганизации Департамента труда для того, чтобы добиться более внимательного отношения к нуждам работающих людей. Она предвосхитила мысль того, что мы должны думать о работе более целостно, рассматривая не только рабочую сторону вопроса, но также и повседневную жизнь своей семьи, которая также включает в себя стоимость жизни. За последние 50 с лишним лет также наметилась тенденция образовать федеральный департамент по делам потребителей, но у нас его до сих пор нет. Я думаю, этот факт доказывает, что бизнес все еще сопротивляется идее того, что у потребителей могут быть свои представители. Это заставляет их нервничать, потому что есть одна вещь, которая всех нас связывает – мы все потребители».

How 'Citizen Housewives' Made Food Cheaper and Safer
A new book examines the legacy of the women-led consumer protests of the mid-20th century. 

Like ​The Atlantic? Subscribe to The Atlantic Daily​, our free weekday email newsletter.

Today’s shoppers take many features of the modern supermarket for granted: Ground beef is sealed with see-through plastic, prices are clearly labeled on the shelves and known before checkout, and expiration dates are clearly indicated on packaging. But without grassroots organizing by women throughout the 20th century against rotting ingr...