Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!

Публикация заказа на фриланс бирже не займет много времени.

Роман И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» – №11

Роман И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев»
«Давайте начнем просто и старомодно — “В уездном городе N”», — сказал Илья Файнзильберг Евгению Катаеву, когда они, по предложению В. Катаева, решили написать роман о стульях. Догадывались ли в тот момент будущие кумиры многих поколений И. Ильф и Е. Петров, что их книге суждено будет стать культовым произведением русской сатиры, неизвестно. Они просто постановили, что надо «роман написать по возможности веселый». Так в 1928 году родились «Двенадцать стульев».
Романтичный и беспринципный, нагловатый и остроумный «Великий Комбинатор», Остап Бендер поначалу был второразрядным персонажем, который никак не хотел втискиваться в приготовленные для него рамки и в результате превратился в главного героя романа. Именно его с Кисой погоня за двенадцатью стульями покойной тещи Воробьянинова, в одном из которых были спрятаны драгоценности, послужили основой для лучшего авантюрного романа о временах нэпа. Однако в действительности сюжет «Стульев» играет в книге второстепенную роль. Ведь в ней практически нет вымышленных героев. И внушительная мадам Грицацуева, и отец Федор, и Эллочка Людоедка, чей словарный запас составлял всего 30 слов, и многие другие персонажи был взяты авторами из действительности. Двое умопомрачительных жуликов страница за страницей проводят читателя по «краю непуганых идиотов», по 20-м годам XX века, знакомя с его нравами и обычаями, с его людьми — халтурщиками, мошенниками, пошлячками и бюрократами, и конечно, с городом Одесса, чье описание пронизывает весь роман. А сам Бендер, интеллигентно-утонченный и несомненно умный, стремящийся в Рио-де-Жанейро, словно противопоставляется погрязшему в мещанстве и низких инстинктах обществу.
Слова Бендера, зарезанного в конце книги Воробьяниновым: «Эх, Киса, мы чужие на этом празднике жизни», — могут касаться только романа. В нашей жизни он сразу и навсегда, несмотря на временный запрет «Двенадцати стульев», стал своим парнем. Как и «Стулья» стали настольной книгой многих. Книгой, стиль и лексикон которой поражает, которую давно разобрали на меткие крылатые фразочки.
Современному читателю тем более повезло с этим пронзительно тонким и уморительно грустным романом. Несколько лет назад увидела свет полная редакция «Двенадцати стульев», без купюр, сделанных советской цензурой. И это значит, что ее тем более стоит прочитать!

Оксана Очкурова, 2007