Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Общая тематика


Оригинал
Перевод
Too often, in recounting the life and conquests of Alexander the Great, we fail to remember the men who followed him into battle. Alexander’s fate is well documented, but what of the men who bled for the young general’s conquests?

When Alexander died unexpectedly, the Macedonians didn’t just head home. Instead, their generals fought one another for supremacy before carving up the empire among those left standing. Seleucus I Nicator made out pretty well, taking for himself pretty much everything from the Mediterranean in the west to what is now Pakistan in the east. However, even the Seleucid empire is fairly well known compared to the splinter state of Greco-Bactria.

In the third century B.C., the province of Bactria (in what is now Afghanistan and Tajikistan) became so powerful that it declared independence. Sources describe a wealthy land “of a thousand cities,” and a large amount of surviving coinage attests to an unbroken succession of Greek kings spanning centuries. Greco-Bactria’s location made it a center of fusion for a litany of cultures: Persians, Indians, Scythians and a number of nomadic groups all contributed to the development of a wholly unique kingdom. Of course, Greco-Bactria’s location and wealth also attracted unwanted attention and, by the early second century B.C., pressure from nomads to their north had forced the Greeks south into India.

At Alexandria on the Oxus or Ai Khanoum, as it is known now, fascinating evidence for this radical combination of Greek and Eastern culture was unearthed, before fighting during the Soviet-Afghan War destroyed the site in 1978. During the period of excavation, Indian coins, Iranian altars, and Buddhist statuary were found among the ruins of this decidedly Greek city, which was complete with Corinthian columns, a gymnasium, an amphitheater, and a temple combining Greek and Zoroastrian elements.
Зачастую, говоря о жизни и завоеваниях Александра Македонского, мы забываем о тех, кто следовал за ним. О самом Александре многое известно доподлинно, но какова судьба людей, которые умирали во славу юного полководца?

Когда Александр внезапно умер, македонцы не отправились домой. Их генералы принялись сражаться друг с другом за власть, прежде чем были вынуждены поделить империю между теми, кто выстоял в этой борьбе. Селевк I Никатор оказался чрезвычайно удачлив, заполучив огромную территорию, протиравшуюся от Средиземноморья на западе до современного Пакистана на востоке. Однако даже основанное им Государство Селевкидов не получило такой известности, какую получило раздробленное Греко-Бактрийское царство.

В третьем веке до нашей эры провинция Бактрия (территория современных Афганистана и Таджикистана) стала настолько могущественной, что провозгласила свою независимость. В источниках описываются «тысячи процветающих городов», а большое количество найденных монет говорит о правлении непрерывно сменяющих друг друга греческих царях. Географическое расположение Греко-Бактрийского царства сделало его центром слияния множества культур: персидской, индийской, скифской и многочисленных кочевых народов, что способствовало формированию совершенно уникального государства. Разумеется, такое удачное расположение и богатство привлекали также и внимание врагов, и к началу второго века до н.э. набеги кочевников на севере вынудили греков отступить на юг, в Индию.

В Александрии Оксианской (другое название города — Ай-Ханум) еще до того, как уникальные руины были разрушены в 1978 году в ходе боевых действий во время советско-афганской войны были найдены поразительные свидетельства смешения греческой и восточной культур. В ходе раскопок среди руин были найдены индийские монеты, иранские алтари и буддийские статуи, а также коринфские колонны, гимнасий, амфитеатр и храм, в архитектуре которого сочетаются греческие и зороастрийские элементы.