Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Познер - Гость Сергей Шнуров. Выпуск от 10.10.2016

https://www.youtube.com/watch?v=Lq7gJqXobcE

Познер - Гость Сергей Шнуров. Выпуск от 10.10.2016

Познер: В эфире программа «Познер», гость программы Сергей Шнуров. Здравствуйте Сергей Владимирович!
Шнуров: Здравствуйте!
Познер: Владимирович правильно?
Шнуров: Владимирович правильно, но если вам удобно Сергей, мне…
Познер: Ну, хорошо.
Шнуров: Просто Сергей.
Познер: Да, хорошо. Значит, я, я хотел уточнить у вас пару вещей до того, как говорить о вещах серьезных. Значит, в одном из довольно многих ваших интервью, я много читал интервью ваших, вы говорите о телевидении и о людях, работающих на телевидении, следующее: « В телевизоре вообще людей нет, в телевизоре идиоты, это формат такой. Телевизор, по-моему,─ что-то неприличное, поэтому говорить о приличных людях в этой штуке как-то странно».
Шнуров: Абсолютно верно. Абсолютно согласен.
Познер: То есть это …
Шнуров: С собой. Ну, вот в данный момент мы с вами в телевизоре.
Познер: И мы идиоты?
Шнуров: Мы не очень похожи на нормальных людей.
Познер: На приличных.
Шнуров: Ну, приличные люди… Что такое приличные люди?
Познер: Я не знаю, вы что-то имели в виду?
Шнуров: Но потом мне кажется, что идиоты, это смягчили.  Я правда, скорее всего, по-другому сказал.
Познер: Даже хуже?
Шнуров: Конечно.
Познер: Так понятно. То есть вот мы вот такие?
Шнуров: Ну, смотрите, мы ─ медиаобразы сейчас, да, и не очень люди. Вот в этой студии мы сейчас сидим. Но люди смотрят на экране, так сказать, поэтому…
Познер: Ну, как говорится, спасибо на добром слове.
Шнуров: Пожалуйста.
Познер: Насчёт другого интервью. Вы говорите так: « Вот мне кажется, что наш первый канал ─ это абсолютная порнография самая настоящая, причём, знаете, такая некрасивая». И, наконец, такой пассаж: «Живу 8 лет без телевизора в гостиницах, раньше смотрел, но года два уже не смотрю нигде. Как-то попал я на программу «Пусть говорят» и мне перехотелось вообще смотреть телевизор. На улицу выходишь и не думаешь, что настолько всё жутко. В телевизоре складывается такое ощущение, что ты живешь в стране идиотов. На улице такого нет, жизнь правдивее, чем телевизор». Вот всё это эпатаж, или ты это серьезно? Вот так, если вот по-настоящему?
Шнуров: Абсолютно серьёзно. Дело даже не в первом канале, дело вообще в телевизоре. Что телевизор мне здесь напоминает порнографию, то такая некая, знаете, как в немецкой порнографии восьмидесятых годов была такая прелюдия. Молодой человек у бассейна, вот он стоит, что-то там убирает, дамочка сидит в шезлонге, и вот эта прелюдия. На телевизоре показывают только эту прелюдию, а чем это заканчивается, не показывают, у меня такое ощущение.
Познер: Тогда позвольте вас спросить, зачем вы пошли в телевизор? Вот, вы сейчас участвуете в программе которая называется «Про любовь», явно не из-за денег, вы человек обеспеченный.
Шнуров: Слишком долго уговаривали. Меня очень просили. Мне пытались объяснить, что такое телевизор. Но я сам, на самом деле, хочу понять, что это такое, как он производится и по каким законам он существует, потому что для меня это действительно неведомый мир.
Познер: Хотя вы о нем судите очень резко.
Шнуров: Да, да, да. Ну, а как еще?
Познер: Ну, не знаете и судите, вот ведь как получается.
Шнуров: Но я тут, я сужу, как зритель, теперь я могу говорить, как производитель.
Познер: Ну, вы остаетесь программе? Вот почему? Я смотрел эту программу только из-за вас, потому что собирался с вами встретиться. Я вообще подобные программы не смотрю, но решил, надо посмотреть.
Шнуров: А почему вы не смотрите подобные программы?
Познер: Они мне омерзительны.
Шнуров: Вот тут мы с вами совпадаем.
Познер: Да, но вы участвуете, я нет. Вот почему после всего того, что вы говорите, вы соглашаетесь участвовать в такой программе? Вот что у вас это? Что? Я не знаю, мазохизм или что это такое?
Шнуров: Ну, участвовать…. Участвовать, не смотреть. Я-то не смотрю в отличие от вас.
Познер: Ну, вы участвуете.
Шнуров: Да, я участвую.
Познер: Но вы для чего-то пошли туда. Для чего?
Шнуров: Ну, опять же я говорю, что меня полгода где-то уговаривали.
Познер: Так.
Шнуров: Я совершенно не понимал, зачем мне это нужно и до сих пор, честно говоря, не очень понимаю. Но как-то себе объясняю это следующим образом, что я в конце концов разберусь, зачем это производится, кто это смотрит, и что такое телевидение.
Познер: И тогда?
Шнуров: И тогда я разберусь. У меня будет знание.
Познер: И разобравшись?
Шнуров: А дальше не знаю.
Познер: Что будет? Останетесь? Уйдете?
Шнуров: Я не знаю, я так не загадываю.  Мне нужно разобраться. Я в этом разберусь, и у меня будет определенный опыт, у меня будут знания, которые я наверняка использую в своих, выгодных для себя целях.
Познер: Вообще я заметил еще такую вещь. Вы подчас предпочитаете не отвечать на вопросы, которые вам задают и уходите довольно интересным способом. Например, вас спросили, как вы относитесь к троллингу. Ну намек был понятен, потому что имелось в виду, что вы сами этим занимаетесь со своей и даже без группы. Вы отвечаете так: «Что такое троллинг? Про любую вещь можно сказать, что это троллинг, точно так же, как и про PR. Когда ты что-то называешь троллингом, PRом, этими совершенно непонятными словами, ты как бы делаешь сложное простым, но на самом деле не отвечаешь ни на один вопрос. С таким подходом можно сказать, что Эйнштейн и теория относительности ─ это тоже троллинг».