Закажите услуги фрилансеров для вашего проекта прямо сейчас!

Размещение заказа на фриланс бирже бесплатно.

Эссе Парсонс – №2

Эссе по тексту Толкотта Парсонса: «О понятии «политическая власть»».

Что такое власть и, как ее представляет в своем сочинении наиболее видный и популярный представитель структурного функционализма? На эти вопросы и предстоит ответить в данном эссе.
На протяжении всего сочинения Толкотт Парсонc отождествляет деньги с властью, делает ли он это намеренно, или же он, являясь подражателем Дюркгейма, пытается невольно подвести читателя к собственному выводу? На этот вопрос американский социолог отвечает буквально на первых страницах: власть — это тождественно-равное понятие деньгам. Но только если деньги фактически представляют собой экономическую подсистему, то власть же напрямую влияет на нее. Как ни странно, власть влияет и на политику (или как называет ее Парсонс, подсистема интеграции), и на систему образов культуры. Но так ли тождественно равны деньги и власть?
Ссылаясь на классиков экономической теории (Адам Смит, Давид Рикардо), Парсонс говорит о том, что деньги абсолютно всегда имели 2 меры стоимости: средства владения (ценностный эталон) и средство обмена товаров и услуг. От сюда следует, что исходя из второй меры, деньги фактически не могут представлять экономическую полезность, ведь имеют только меновую стоимость, что позволяет приобретать благодаря им вещи и услуги. Но данную функция деньги носят не всегда, Толкотт Парсонс делает ремарку и приводит пример с предметом дарения, например, между родственниками. Данный пример иллюстрирует тот факт, что деньги не всегда служат основой для бартерной сделки, а иногда даются и на безвозмездной основе.
Исходя из 1 функции денег: средство владения, то в данном случае стоит рассмотреть и другие характеристики, что прежде всего касаются аспекта «экономической свободы». Так, человек, владеющий деньгами, прежде всего может утолить потребности на покупку чего либо, будь то новая одежда или автомобиль. При этом не стоит выпускать из виду и ту сферу, когда, владея деньгами, мы можем рассматривать покупку между несколькими вариантами, а также комбинировать удобные временные промежутки на выбор между ними. Последней характеристикой, что индивид имеет, владея деньгами — это право на полную свободу в любой принадлежности к той сфере, на что он хочет эти деньги потратить, т. е. он может выбирать условия, принадлежность и характер любой сделки, а порой и вообще вести сделку по своим правилам в том случае, когда денег в излишке.
При всем этом Парсонс приводит рассуждение о том, что порой не всегда ценность денег, что представляет их владелец, равно той ценности, что представляют о его деньгах другие. И в этом заключена одна из основных проблем.
Толкотт Парсонс исходя из своей теории «действия социального» выдвигает на первый план прежде всего некую систему социальных денежных отношений, в которой государство занимает роль контролера. Функции контроля гос-во заключаются в создании системы с санкциями и наказаниями. Последователь Вебера в данном случае приводит пример с экономическим договором. Так, если между двумя субъектами социального поля был заключен договор, то его стороны обязаны его выполнить. Если же одна из сторон отказывается от выполнения, то государство применяет механизм наказания, т. е. исходя из положений договора, накладывают санкцию на нарушителя. В этом процессе и заключены 2 функции института государства (власти). В одном случае, когда нарушитель намеревается пресечь закон, гос-во может быть для него устрашающим фактором, в другом же- конкретной санкцией, т. е. когда договор уже нарушен.
Исходя из приверженностей ученого структурному функционализму, в его понимании власть является тем самым фактором, который скоординировал и уравнял бы все общество в правах, что значит приспособить его к среде, а эту самую среду и определяет власть имеющие!
Далее в своей работе Толкотт Парсонс вводит понятие «легитимации власти». Он сравнивает данный термин опять же с деньгами. Деньги являются символом при процессе бартера, точно так же, как и чиновник, что, возможно, и ощущает собственную значимость, но фактически не играет существенной роли, ведь так же являются связующим звеном между людьми и власть имущими.  Т. е. если субъект социального поля ранее был на одной должности, а его заменил другой субъект, то в общей шкале меры власти ничего не поменялось, изменилось лишь положение дел у самих индивидов.
Подытожив, можно собрать воедино 2 фактора: легитимность власти и средства принуждения власти (санкции и наказания). Мысль американского социолога состоит в том, что если общество подвергается силе принуждения со стороны власти, то это фактически доказывает тот тезис, что власть не легитимна. Т. е. власть имущим есть чего боятся, так как их власть неподлинна.
В дальнейшем Парсонс говорит о процессе, когда уровень легитимности власти снижается засчет повышения эффективности аппарата давления на общество. Чем эффективнее работает аппарат принуждения со стороны государства, тем более проще не замечать уровня истинной легитимности власти. Для четкого объяснения данного процесса американских историк в очередной раз обращается к сравнению с денежной системой.
Есть 2 субъекта экономических отношений: люди, что кладут деньги в банк под проценты и банкиры, что выдают кредиты. Фактически, оба субъекта владеют деньгами, и для них же владеют властью. Одни могут в любой момент отозвать свои деньги с накопительного счета, другие распоряжаются этими деньгами под кредиты, и по некоторым причинам могут вообще не выдать кредиты. Все основано в формате договора, о котором мы говорили раннее. На главная сущность вопроса заключена в том, что оба субъекта распоряжаются властью (в данном случае деньгами), как своими собственными. Однако главным отличием служит тот факт, что банкир в процесс правоотношений привлекает и заемщиков, т. е. воздействует на 3 лицо.
В данном случае Парсонс приводит аналогию с выборами. При демократических выборах побеждают некие агенты власти, предположим с минимальным преимуществом. Это означает, что они будут осуществлять свою власть не только на тех членов общества, что гарантировали им их правящие кресло, но и на тех, кто голосовал против или вообще воздержался. Данный процесс Толкотт Парсонс называет «обобщенная уступка власти» со стороны социума. Но уступка никогда не происходит полностью. Возвращаясь к предыдущей мысли и аппарату санкций, стоит отметить, что агенты власти, чувствуя от тех лиц, что, предположим, не отдали за них свои голоса, будут вводить аппарат принудительных санкций. Дабы власть имущих не заставляли действовать и принимать сложные, неудобные решения.
Таким образом, аппарат принуждения напрямую зависит от тех границ, что были установлены (пример с выборами) в процессе обещаний в предвыборной гонке и тех реалиях, что агенты власти, действительно, могут воплотить. Появляется «зазор», и чем он шире, тем сильнее аппарат принуждения и пропаганды. Однако Т. Парсонс не называет пропаганду средством принуждения, мы можем причислить ее в данную категорию только в том случае, если она меняет представителей общества в области сознания и жизненно-нравственных установок. Тем самым, подстраивая их под агентов власти.

В заключении стоит сказать, что для Толкотта Парсонса власть представляют под собой совокупность форм, способов и методов для осуществления общих целей, однако цели определяют агенты власти. Исходя из приверженности Т. Парсонса к структурному функционализму, стоит скептически относится к его политическим «трактатам». Его система, основанная на синтезе Вебере и Дюркгейма, безусловно, заслуживает внимания, но не способная ответить на все вопросы. При этом американский социолог проделал большую работу в качестве методологов политической науки: стал одним из авторов теории политических систем, плавно вытекающей из теории социального действия.