Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Статья для журнала Чеснок

Запад станет Востоком? -
Брюссель глазами брюссельцев после террористических атак.
  Недавние события в Брюсселе заставили задуматься, почему в  таком комфортном и благополучном месте, как Европа, всё становится нестабильно. Почему исчезает иллюзия защищённости и уверенности в завтрашнем дне. И есть ли ещё хоть малейший шанс сохранить спокойствие в сердцах людей. Ответы на эти вопросы я искала у моих друзей, проживающих в Брюсселе.
   Что происходило в Брюсселе в первые дни после атак? Был ли страх у людей? Есть ли сейчас? Достаточны ли меры,   предпринимаемые полицией?
Аня Голдман, живёт в Брюсселе 5 лет:
-     Ну, подземка ходила с 7 до 19 (сейчас хоть стала до 22 часов ходить). Комендантского часа не было. Никто по домам не гонял. Немного больше стало бдительности. Но что мешает смертнику взорвать себя до входа в метро, в очереди к досмотру? Плюс люди думают, что у нас уже всё произошло. Второго раза в одном месте не бывает. Скорее спокойно, чем тревожно. Русскоязычные бельгийцы, в чьих странах не раз были теракты, начали возмущаться. А остальные как жили, как пили пиво в кафе, так и живут дальше. Жизнь продолжается. Работу не отменяли… Мы оказались, к счастью, не поблизости. Нас и близких не коснулось. У меня до сих пор не укладывается, что это произошло в метро. Я же на нём часто езжу.

 -  Меры недостаточны. Металлорамок как не было в метро и вокзале, так и нет. Оставили только по одному входу на станциях и проверяли. Но не каждого... С мотивом, что всех не могут. Нет времени.... Люди продолжают пользоваться транспортом. Местные бельгийцы не испытывают страха. Они всё также толерантны. Всё также добры ко всем. Как бы «нас не смогут сломать, мы не будем бояться и ругать нашего соседа. Продолжим любить весь мир». Русскоязычные жители же возмущены, что людям не обеспечена должная безопасность. Что происходит какой-то бардак. Полиция просто не знает как себя вести в такой ситуации. Возмущены, что всё работает в своём режиме, а гарантии безопасности нет. В школах та же система. Один вход в здание с охранником.

Мари Шульц, живёт в Брюсселе 7 лет:
- У меня лично нет страха. Это больше злость и разочарование. Конечно, меры недостаточны. Но очень сложно гарантировать безопасность в стране перед лицом мусульман-террористов, т.к. они хорошо организованы и мотивированы, готовы даже пожертвовать собственной жизнью.
Ибрагим Гал, предоставил фото, живёт в Брюсселе 10 лет:
- Тут по соседству зачистки сегодня были (несколько недель назад, во время интервью, - прим. автора). За свою жизнь каждый боится. Но у меня времени нет даже времени интересоваться всем этим, но достали конкретно.
Антонио, работает в Брюсселе 7 лет. Во время терактов находился на работе:
- Я не хочу говорить о ситуации в целом, потому что у меня недостаточно образования. Однако что касается лично меня, - да, я боюсь…
Связана ли с последними событиями проблема мигрантов?
Аня:
- Проблема миграции уже давно здесь. Возмущения я от самих бельгийцев не видела. Больше фламандцы переживают, кормить всех не хотят за свой счет. Они валлонцев не хотят кормить (фламандцы – население Бельгии, живущее во Фландрии, говорят на нидерландском, валлонцы – те бельгийцы, которые живут в Валлоне и говорят на французском – прим. автора). А тут мигранты. Проблему миграции пытаются решить тем, что отсылать уже местных нелегалов. В общем, тоже бардак. Кого надо выслать - не высылают. Кого не надо, человек работает - высылают, либо отказывают. А проблему преступности здесь решают, что угроза ничего не значит. Пока факта не будет - дело открыто не будет. И в основном наказание довольно мягкое. В основном штрафы в размере нескольким зарплат. На счёт связи с последними событиями сложно сказать что-то конкретное. Кто-то связывает, кто-то нет. В Брюсселе очень много мусульман. Естественно лозунг: «Не каждый мусульманин – террорист». И очень много карикатур. И, конечно же, друзья мусульман думают также. Получается, большинство не видит проблему в мигрантах.

Мари:
- Мигранты – это окружающая среда, где вырастают террористы, и где они находят поддержку, психологическую, финансовую и т.д.. В странах, где нет таких меньшинств, нет таких проблем. Но очевидно, что террористы – это второе поколение мигрантов. Их родители миролюбивые.
Виновата ли сама Бельгия в произошедших терактах из-за участия в военных операциях в Сирии и пр.?
Аня:
- На этот счет единого мнения нет. Вообще половина населения даже поддерживает политику Путина в Сирии. А то раньше же его не любили из-за Украины. Они больше негодуют, что всё могли предотвратить. Что задержание Салаха Абдеслама (арестован в бельгийской коммуне Моленбек, главный подозреваемый в организации терактов в Париже – прим. автора) имело последствия. Власти сами сказали, что они поймали не главную шишку (хоть и искали его очень долго), что усилят охрану страны и вот. Не успели...
- Значит, есть чувство негодования, а не вины?
- С моей точки зрения, они больше чувствуют вину, если будут не толерантны к мигрантам, особенно мусульманам. Им стыдно за марш нацистов в воскресенье (имеется в виду несанкционированный марш футбольных фанатов, который состоялся 27 марта вместо «Марша против страха» - прим. автора). Вот за это им стыдно. А за военные действия не стыдно, им кажется, что чем больше Бельгия лезет в Сирию, тем больше сама страна будет обжигаться. Но это думает не все население, а отдельные индивидуумы.
- Ну это логично – любые действия имеют последствия… Значит, бельгийцы осознали, что спровоцировали агрессию в свою сторону. Но не все.
- Да они особо не думают об этом. Они просто ожидали уже этот теракт со времён Парижа. А теперь спокойны уже. Всё ведь уже произошло. Очередь Бельгии прошла.
Мари:
- Террористические атаки – это месть за военные операции, это правда. Однако нельзя сказать, что Бельгия ответственна за произошедшее. Ответственность полностью на стороне террористов. Тем не менее, некоторые бельгийцы считают, что Бельгия – маленькая страна, и по этой причине не должна ввязываться в международные военные операции.
Есть ли решение проблемы?
Аня:
- Те, кто видит проблему, то видят стандартно решение в ликвидации бойцов ИГИЛ в самой Бельгии и меньше тратить денег на всякую ерунду. Налоги население платит немереные.
Мари:
- Проблема террористических атак? Хорошо, возможно уже слишком поздно. История показала, что каждая цивилизация приходит к упадку, и это сейчас происходит в Европе. Мне кажется, что мусульманский регион находится в фазе экспансии, и через 30-40 лет Европа станет мусульманской территорией, со всеми её негативными сторонами, такими как насилие, отсутствие прав человека, эксплуатацией женщин и детей.
Так что перспектива не из радостных. Путешествовать по Европе тянет всё меньше. И всё больше становится ясно, что даже в самом безопасном, на первый взгляд, месте, нет никакой гарантии, что ты защищён. Более того, в ранее безопасных местах, таких как Европа, становится наиболее опасно.  И хотя большинство европейцев продолжает любить весь мир и гостеприимно принимать мигрантов, постепенно становится очевидно, что вся эта доброжелательность к Востоку может вскоре обернуться закатом Европы. И тогда Запад станет тем самым Востоком, к которому он так благожелательно расположен.

Татьяна Гредель