Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.
"Все люди - враги" Ричарда Олдингтона
«Увы, бедный Боб!»
 Прочистила горло. Декламирую отрывок из поэмы "Цыганы" Александра Сергеевича Пушкина - все действительно серьезно:
Птичка Божия не знает
Ни заботы, ни труда;
Хлопотливо не свивает
Долговечного гнезда;
В долгу ночь на ветке дремлет;
Солнце красное взойдет:
Птичка гласу Бога внемлет,
Встрепенется и поет.
За весной, красой природы,
Лето знойное пройдет –
И туман и непогоды
Осень поздняя несет;
Людям скучно, людям горе;
Птичка в дальние страны,
В теплый край, за сине море
Улетает до весны.
 Вот таки - да! Хотя Энтони Кларендон совсем, почти совсем не такой беспечный, - он попросту другой. Занимают его иные мысли, чувства... Да и произведение это чувственное, совершенно Рачье - непосредственное влияние Ричарда Олдингтона (и пусть не сбивает солнечный Лев героя - Рак без прикрас). Для людей рациональных, "трезво - и - здравомыслящих" - неподходящее чтение. Я не считаю себя таковой - в сущности Тони видела альтер - эго. И временами начиналось смятение - его доводы "кажутся" алогичными, смешными для его (да и моего - чего греха таить) окружения, но он живет чувствами (аналогично) и не желает себе скучной, схематичной, по его мнению, судьбы. В детстве исключительный заинька, в юности и зрелости - хаос, прорывающийся сквозь невозмутимую (это тебе так только кажется, однако временами работает - некоторые могут принять и за киборга) оболочку. До старости такие люди, как Тони, не доживают, - как вариант, - инфаркт миокарда. Чаще психосоматического свойства. О его отношениях с людьми.. "Слишком" интимная тема, чтобы проводить аналогии, поскольку все крайне пугающе схоже. 
 P.S. Именно во время прочтения этой книги меня посетила мысль - ограничиваться (время продолжительное, продолженное...) чтением одной книги, никаких параллелей, кроме сакральных текстов. А художественные - нет. И не создавать особых запасов - отвлеченно можно, а материалистично - нельзя. Не то, чтобы это были какие - то мои завихрения (а, ладно, - пускай), но это то же, как в случае с вопросом, на который хочешь вспомнить ответ (только вспомнить, потому как ответ ты знаешь) - изо всех сил - доходит аж до умопомрачения и физического истощения, а когда ответ выскакивает (как стая диких обезьян) - хочется просто ласково его послать куда подальше, причем смачно так. Итак, книгу читаешь (смакуешь), прочел, а уж потом думай про следующую, если, конечно, захочешь (еще бы). Никаких запасных вариантов – пропадать - так пропадать (с музыкой в душе), будь что будет, гори оно все синим пламенем, после меня хоть потоп, etc.
«Я мыслил жизнь не как действие, а как переживание, не как применение силы, а как чувственное общение с живыми вещами, с таинственными силами, скрытыми за ними, с их идеальным воплощением в искусстве».

«Если человек должен быть одинок, пусть он действительно будет одинок и не насилует своих инстинктов и чувств фальшивой близостью».

«А при подлинном одиночестве душа и тело человека раскрываются навстречу душе и плоти вселенной».

«Характер у тебя трудный, не в том смысле, что ты "трудный субъект", но ты в некотором смысле загадка. В чем - то чересчур развит, недоразвит в другом и удивительно не приспособлен к грубой сутолоке жизни».

«Похоронный обряд - ненужная, унизительная и нестерпимая своей гласностью процедура».

«Энтони чувствовал, что одиночество среди всей этой толпы неестественно, и хотя толпа представляла собой непрерывно сменяющееся зрелище, ему недоставало спокойствия лесов, холмов, полей и пугливых движений диких зверьков, чтобы чувствовать себя вполне счастливым наедине с самим собою».

«Несомненно, есть и среди людей ястребы и хорьки, но либо они должны перестать быть ими, либо уж не разглагольствовать о том, что человеческое общество создано на более благородных началах и отличается более тонкими инстинктами».

«Даже в самые критические минуты своей жизни Тони признавал, что родители своим влиянием, как намеренным, так и бессознательным, стремились сделать из него человека, способного считаться с другими не меньше, чем с самим собой, а не прилично одетого мужлана».

«...если жить всеми чувствами, столько же плотью, сколько разумом, всеми своими непосредственными живыми восприятиями вместо выдуманных, отвлеченных, тогда и впрямь все люди оказываются врагами».

«Он замкнулся в себе. Он уже тогда понимал, что нельзя открывать другим очень важное и значительное, ибо это значило бы утратить для себя самое дорогое».

«Ему не приходило в голову поймать летающего мотылька или сорвать цветок лаванды, потому что казалось, что он гораздо ощутимее владеет ими, беря от них глубокое и бесконечное счастье».

«Энтони узнал в нем одного из деревенских мальчишек, ставшего теперь взрослым, но тот, очевидно, не обратил на него внимания, за что Энтони был ему благодарен, так как сравнивать свои и его воспоминания вряд ли было бы интересно».

«Подобно тому как я обречена скитаться и вечно искать утерянные останки Осириса, моего господина, так я обрекаю этого человека скитаться и вечно искать частицы утерянной красоты, мира, которого нет нигде, восторга, который бывает только в сновидении, и совершенства, которого нельзя найти».


"Имя розы" Умберто Эко
 С этой книгой мне довелось пережить массу приятных часов: помимо интересного сюжета и великолепного способа изложения, передающего атмосферу того темного карательного времени, там столько чудных деталей и описаний, придающих особый смак повествованию. Увы, но есть и раздражительности (именно так): - антропоцентризм Вильгельма (какой, к черту, антропоцентризм, когда в запасе у человека всегда припрятан Альцгеймер и подобные ему «приятности»;
- фанатизм Хосе (хотя эпизод с пожиранием конкретной …… меня порядком повеселил – упертый дядечка);
- Сальвадор (абракадабра, кроме своеобразного внешнего вида его параллели с душечкой Квазимодо исчерпаны, но персонаж колоритный);
- рассуждения друга и наставника Вильгельма Баскервильского о женских прелестях, а именно под каким углом они должны быть расположены (забавно, если учесть, что сам старец «похож на девицу»).
Ну, вот и все, братцы кролики, приятного чтения.


"Маятник Фуко" Умберто Эко
Зачин
 Если речь зайдет об интеллектуальном киногомосексуализме, то я отдаю предпочтение, безусловно, Педро Альмодовару перед Франсуа Озоном. У гомосексуалистов, а также трансвеститов и транссексуалов первого жажда жизни и обаяние бьют через край даже в моменты крайней подавленности; что же до персонажей Озона… хм, нет, ничего этого нет, а есть вот что: беспросветная тоска, усталая озлобленность, цыплячья грудка.
Ближе к делу 
 Интеллектуалы в лице Вуди Аллена имеют: обаяние, чувство юмора, отсутствие чувственного интереса к своему полу, повышенный интерес к привлекательным женщинам, сомнение – уверенность в своих мужских способностях, склонность к умничанью, тоска по хандре, а также цыплячья грудка и плешинка, а порой высокий, гладкий лоб, доходящий до затылка.
Собственно к делу
 Интеллектуалам Умберто Эко свойственно: БТ, УО, ЦГ, ОЧИКСП (однако), ПИКПЖ (тут спорно, скорее интерес к самистым самочкам), полная уверенность в своих мужских способностях и ТПХ, если кто – то посторонний в них сомневается, уйма умничанья.
Резюме
К чему мне составлять его, если кто – то все же решит прочесть эту, в принципе, довольно неплохую книгу. Ваше здоровье.
P.S. Все аббревиатуры, как вы могли уже догадаться, почерпнуты из предыдущих абзацев.
"Офицеры и джентльмены" Ивлина Во
 Отдельное спасибо переводчикам П.Н. Павелецкому и И.А. Разумному – постарались на славу. Имена героев основывались на произношении, но ничего ужасного в том, чтобы изменить Хермайэни на Гермиону я не вижу, немного режет глаза и все – таки несущественно. Опечаток достаточно мало, что радует. Обложка книги шершавая на ощупь и не выскальзывает из рук.
 Сам Ивлин Во определяет свой роман как 
некролог существовавшей в Англии многие века римско – католической церкви.
 Что же, ему виднее. Образы персонажей настолько яркие и живые, что почти вытеснили в моем представлении произведения религиозные мотивы, хотя и они немаловажны в своем роде. Сатира на высшем английском уровне. Немного о действующих лицах, которые наиболее запомнились и как они рисовались в воображении.
 Гай Краучбек – протагонист, дата рождения 29 октября 1903 года,
тридцатипятилетний, изящный и элегантный, явно чужеземец, но не столь явно англичанин, молодой душой и телом,
католик, «странствующий рыцарь», немного сноб и малость пижон, одинокий в душе, в общем, достойный и благородный человек, но иногда вызывал жгучее раздражение (Трансформация Гая Пирса и Роберта Карлайла).
 Джервейс Краучбек – отец, возраст за 70, «божественный старичок» (Питер Устинов).
 Вирджиния Краучбек – Блэкхаус – Огастес – Трой – Краучбек – жена Гая, светская львица, не очень приятная особа, но с женским очарованием (молодая Джессика Лэнг).
 «Призрак» Айво Краучбека, старшего брата, меланхолика, погибшего от помешательства. Герой кошмаров Артура Бокс – Бендера. Очень схож с Гаем во внешности.
 Эпторп – армейский приятель Гая, наивный и милый чудак, тщеславен. С ним всегда случаются всякие приключения, наиболее яркое – «гром – бокс», иначе именуемый как «Автономный химический клозет фирмы Коннолли».
 Алистер «Густав» Триммер Мактейвиш – внешне привлекательный молодой человек, бывший дамский парикмахер, всем действует на нервы, совсем нечаянно стал «национальным героем», влюблен в Вирджинию (Том Хиддлстон).
 Бен Ритчи – Хук – знаменитый enfant terrible, рубака и отчаянная голова, девиз – «тотальное уничтожение» (Тим Керри).
 Айвор Клэр – молодой наездник, ставший членом отряда коммандос, ...