Фрилансеры предложат свои варианты уже через несколько минут!
Публикация заказа не займет много времени.

Proofreading and correcting of the novel



                                                                                 9.Отпуск

        В отпуск Борис всегда ездил зимой. То есть строго говоря , уже много лет его жизнь представляла из себя один большой отпуск, как метко заметил один из его учителей, Гер Эрхард Обермайер , вице-президент  огромного немецкого концерна, которому Борис, будучи еще совсем юношей, помогал основывать одно из первых в России совместных предприятий.

        Внешне Обермайер напоминал Борису эсесовского офицера дивизии «мертвая голова», со своим безупречным пробором, квадратным подбородком и холодным взглядом небесно- голубых глаз. Он прибыл в Россию, чтобы докончить то, что не удалось в свое время его отцу, настоящему офицеру сс — поработить ее и сделать германской колонией.

        В отличии от Папы, Руди приехал не на танке, а прилетел нормальным рейсом Люфтганзы из Франкфурта на Майне, вооружившись при этом не автоматом шмайссер, а атташе кейсом самсонит. Новая война шла не на полях сражений, а в переговорных комнатах и играли в нее дети и внуки тех, кто схлестнулся когда-то во второй мировой. Главным оружием стали не танки и пушки, а финансы и менеджмент, и Борис с первых дней видел, что в новой войне России не победить.

        Борис был очарован Обермайером — его спокойной ,холодной уверенностью в себе, его умением хладнокровно и четко анализировать проблему, быстро выбирать самый простой и эффективный  способ ее решения и распределять задания по решению проблемы между менеджерами низшего звена в соответсвии с их компетенцией.

        Будучи личным переводчиком и помошником Эрха, Борис помогал ему с любыми вопросами, от приобретения жилья в России до непосредственного участия в переговорах с генералами российского бизнеса. В ходе этих переговоров Борис с удивлением понял, что в некоторых сферах он может превосходить своего шефа — к примеру, в поиске необычных решений , когда переговоры заходили в тупик.  Одним из объяснений этому, помимо того, что Борис был намного моложе, могло служить и то, что он не был отягощен знанием многочисленных законов, регулирующих корпоративную сферу, и еще меньше был озабочен необходимостью им следовать.

        Некоторые идеи, предложенные им, оказались настолько продуктивными, что когда дело дошло до решений о том, кто , сколько и как должен получить в качестве отката, Борис был приглашен участвовать в обсуждении, и , как следствие, получил некоторую премию.

        Из всей этой истории он вынес не только эту премию, но и понимание того, что бизнес дело грязное, хлопотное, и очень доходное. А так же понимание того, что в этот раз России не устоять, потому что в отличии от своих дедов, нынешнее поколение вовсе не стремилось защитить Родину от захватчиков, а наоборот, очень активно пыталась Родину продать, оптом и в розницу.  Следующий вывод напрашивался сам собой, как говорят американцы, if you can not fight them, join them, то есть если не можешь с ними бороться, присоединяйся к ним.

        Что Борис и сделал, и в течение следующих десяти лет, пока не пришла на смену эпохи Ельцина , в которую позволялось воровать  всем все, эпоха Путина, в которую уже было можно воровать лишь некоторым и лишь то, что уже не было украдено до этого, усердно расхищал все, что можно было расхитить.

        Сидя в Пражском аэропорту, и готовясь к пятнадцатичасовому перелеты на Пхукет ,он с удовольствием вспоминал эти годы, которые не только дали ему финансовую независимость, но и выковали в нем умение добиваться поставленных целей быстро , эффективно и не заботясь о ничьих интересах ,кроме своих собственных.

        От природы осторожный человек, он никогда не мог поставить на одну карту слишком много, и всегда сторонился партнерства, памятуя, что как говорил его швейцарский банкир, хороший партнер — это мертвый партнер. Как следствие, Борис не выбился в олигархи, но как ни странно, при той задаче, которую он ставил перед собой теперь, это было скорее плюсом, поскольку сохранило ему статус маленького человека вне поля зрения властей,  криминальных структур и конкурентов.

        Устроившись в кресле прямо рядом с выходом на посадку уже за полтора часа до вылета ( он всегда был пунктуален и всюду появлялся с запасом, повторяя любимую поговорку отца — «если я опоздал на пять минут, значит я умер») , он снова и снова прокручивал в голове свой план, стараясь найти в нем изъяны. Недостатки безусловно были , они были прежде всего следствием того, что план был технически сложный и Борис был не в состоянии сделать всю работу самостоятельно, во-первых вследствии того, что он просто не обладал необходимыми навыками, а во-вторых потому, что некоторые участки дела были абсолютно криминальными, а он не планировал провести остаток дней в тюрьме, особенно в России.

        Поручить  работу профессионалам было всегда правильно, и учитывая, что те друг друга не будут знать, шансы на то, что кто-то догадается о том, что он задумал, были в общем минимальны. Конечно, лучше всего будет доктора потом замочить, уже не в первый раз думал Борис, наблюдая за тем, как две сотрудницы авиалинии начали готовить выход к посадке пассажиров в самолет.

        Тем временем посадка на рейс Прага — Пхукет была открыта, и Борис наблюдал за хлынувшими к выходу пассажирами. С тех пор как мысль о операции «Феникс», как он называл свой план, пришла ему в голову, он начал по другому смотреть на людей, с меньшим отвращением и даже с некоторым состраданием.Пристроившись в самый конец очереди за небритым сербским дедом в кепке, клетчатом пиджаке и неопределенного цвета штанах, заправленных в болотные сапоги , он заранее открыл свой паспорт на странице с фото, . Дед выглядел так, как будто собрался на рыбалку. Запах от него был соотвествующий. Стараясь держаться от него подальше и получив после контроля свой паспорт, Борис покорно затопал в самолет.